ПРАВО.ru
Процесс
30 июня 2021, 21:47

ВС проверил срок взыскания налога

ВС проверил срок взыскания налога
Налоговая нарушила процессуальные сроки – одну камеральную проверку проводила почти девять месяцев вместо положенных трех. Но все равно хотела отсудить долги по налогам, настаивая, что общий срок не пропущен. Компания была другого мнения – и дошла до Верховного суда, где и поспорила с представителем ФНС.

В деле № А21-10479/2019 налоговая пыталась отсудить 1,8 млн руб. долгов по налогам, штрафов и пеней, а налогоплательщик, ООО «Неринга», возражало, что сроки на взыскание прошли. 

Дело было так:

  • 24 января 2018 года – компания представила налоговую декларацию по НДС за четвертый квартал 2017 года в МИ ФНС № 7 по Калининградской области;
  • 11 мая 2018 года – налоговая вынесла акт по итогам камеральной проверки;
  • 12 ноября 2018 года – налоговая вынесла решение о доначислении «Неринге» 1,8 млн руб. налога, пеней и штрафов.
  • 26 февраля 2019 года – вынесено требование об уплате налогов, пеней и штрафов;
  • 23 марта 2019 года – налоговая приняла решение взыскивать долги за счет средств, находящихся на счетах;
  • 10 апреля 2019 года – оказалось, что денег на счетах нет, и налоговая приняла решение взыскивать долги за счет имущества;
  • 19 июля 2019 года – Управление ФНС отменило решение нижестоящей налоговой о взыскании долгов за счет имущества;
  • 2 августа 2019 года – налоговая обратилась в суд, потому что денег на счетах не было, а решение о взыскании за счет имущества было отменено.

АС Калининградской области удовлетворил требования. А вот 13-й ААС встал на сторону налогоплательщика, обратив внимание на пропуск сроков, установленных Налоговым кодексом:

  • решение о привлечении к ответственности надо было принять до 12 июля 2018 года, но принято через четыре месяца – 12 ноября;
  • подать иск в суд надо было не позднее 16 мая 2019 года, ведь шестимесячный срок на обращение в суд начался 15 января 2019-го. 

Апелляционная «тройка» под председательством Ольги Горбачевой сослалась в своих расчетах на п. 3 ст. 46 НК. Она дает на подачу иска о взыскании недоимки полгода, которые начинаются после истечения срока исполнения требования об уплате налога. Таким образом, инспекция могла подать иск после 16 мая только вместе с ходатайством о восстановлении пропущенного срока, но не сделала этого. А поскольку она опоздала и не заявила ходатайство, то лишилась возможности обращения в суд, как говорится в п. 31 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июля 2013 года № 57.

АС Северо-Западного округа посчитал сроки иначе. Он обратил внимание на другое судебное разбирательство ИФНС – дело № А21-8475/2019. Там суд подтвердил законность требования инспекции о взыскании налогов от 26 февраля 2019 года, которое общество должно было исполнить до 19 марта 2019-го. Следовательно, решил АС СЗО, срок на подачу иска согласно п. 3 ст. 46 НК должен был рассчитываться начиная с 20 марта 2019 года и заканчивался спустя шесть месяцев в сентябре. МИ ФНС не опоздала, потому что подала иск в августе, решила коллегия под председательством Светланы Соколовой.

С этим не согласилась компания «Неринга». Она отправила жалобу в Верховный суд и указала, что для определения шестимесячного срока надо учитывать совокупность сроков, которые Налоговый кодекс предусматривает для разных мероприятий налогового контроля. Если применить такой подход, станет ясно, что срок на подачу иска в суд пропущен, настаивала компания.

Решения недействительны, срок пропущен

30 июня экономколлегия разобралась в доводах сторон. Представитель «Неринги» Константин Белей поддержал решение апелляции, которая заняла сторону налогоплательщика. «Апелляция правильно установила нарушение сроков, она приняла во внимание, что майский акт ИФНС направила в сентябре», – заявил он и перечислил и другие нарушения сроков. Юрист также не видит оснований для применения двухлетнего срока исковой давности. Ведь он действует в том случае, если госорган применил меры по бесспорному взысканию. Но поскольку меры были отменены, это правило не применяется, излагал Белей. В ответ на вопросы председательствующего Белей уточнил: управление само отменило требование, решение о взыскании налога, инкассо и постановление о взыскании денежных средств и имущества. «Месяц спустя направили письмо, что требования они все-таки считают действительными и отменили ошибочно», – пояснил Белей. 

– Ст. 46 и 47 содержат два срока на обращение в суд за взысканием: один срок шестимесячный, п. 3 ст. 46. Второй срок, ст. 47, двухлетний. В чем разница? – обратилась к юристу судья Татьяна Завьялова.

- Ст. 46 возможна, когда налоговая инспекция не успела перейти к реализации полномочий по взысканию за счет денежных средств. Пункт не позволяет инспекции выносить решения, если этот срок пропущен. Решения, вынесенные с нарушением срока, недействительны, – пояснил Белей.

Ст. 47 позволяет применить двухлетний срок только с условием, что инспекция реализовала свои полномочия и в шестимесячный срок вынесла решение, – продолжал юрист. 

– Что препятствует плавно перейти к ст. 47 НК, ведь двухлетний срок явно не пропущен? – уточнила Завьялова.

– Препятствует недействительность ненормативных актов, ведь они вынесены несовременно, – еще раз подчеркнул Белей. 

Он обратил внимание, что сроки обеспечивают правовую определенность.

– А правовая определенность для процессуальных отношений или все-таки материальных? Не свидетельствует ли наличие судебного спора как раз о правовой неопределенности? – задала вопрос судья Наталья Павлова. – Материальное отношение – это обязанность платить налоги.

– Есть правовая определенность, если процедурно не принято определений о приостановлении, – такую точку зрения высказал Белей. – Здесь наличие судебного спора не мешало вынести решение о взыскании налога. 

Считать все вместе

Белею оппонировал замначальника правового управления ФНС Александр Матвиенко. По его мнению, налогоплательщик не прав, когда, по сути, исключает процедуру взыскания за счет иного имущества (ст. 47 НК). Компания оспорила решение налогового органа в суде, оно было проверено и суды согласились, что начисления были обоснованы. Таким образом, после 4 апреля 2019-го не было необходимости еще раз проводить ревизию решения. То есть после этой даты срок уже не течет и не является пропущенным, подчеркнул Матвиенко. Поэтому не нужно было подавать ходатайство, считает ФНС.

– К вопросу о соотношении ч. 3 ст. 46 и ч . 1 ст. 47 НК в смысле сроков, вы исходите из того, что срок не пропущен и ссылаетесь на 47-ю, – обратился к Матвиенко председательствующий Анатолий Першутов. – Срок составляет два года, если налоговым органом были приняты надлежащие меры по взысканию за счет денежных средств налогоплательщик и не приняты меры по взысканию за счет иного имущества. Налогоплательщик считает, что ст. 47 не применяется, ведь ИФНС не выполнила эти условия с учетом сроков.

– Мы считаем, что можно, шестимесячный и двухлетний сроки надо разделить, – пустился в объяснения Матвиенко. – Шестимесячный срок исчисляется с момента вступления в законную силу решения. Если смотрим время с начала проверки, то работает 47-я, то есть общий срок для окончательного взыскания двухлетний с учетом всех процедур. Промежуточные моменты будут сдвигаться, потому что были нарушения.

Затем Першутов перешел к теме камеральной проверки. Ее срок налоговая нарушила – вместо трех месяцев проводила ее почти в три раза дольше. «Тогда, получается, срок камеральной проверки вообще не будет никакого значения иметь в этом случае?» – уточнил Першутов. 

– Мы считаем, что правило такое: нельзя выйти за пределы двухлетнего срока, если мы посчитаем все в совокупности, – ответил Матвиенко.

Затем Першутов вернулся к норме «Срок составляет два года, если налоговым органом были приняты надлежащие меры по взысканию за счет денежных средств». Вышестоящая налоговая отменила такое решение, и у Першутова был вопрос, можно ли считать такую меру надлежащей. «Нижестоящий орган считал, что меры приняты обоснованно», – начал Матвиенко.

– Надо исходить из объективных факторов, а не мнений, – поправил его Першутов.

– Решение вышестоящего налогового органа нижестоящий не может обжаловать, поэтому оставалось обратиться в суд, – пояснил представитель ФНС.

А тройка судей, выслушав все выступления и обсудив дело в совещательной комнате, огласила: жалобу оставить без удовлетворения, акт кассации в пользу налоговой – без изменения. Такие решения экономколлегия принимает редко: абсолютное большинство жалоб все-таки удовлетворяют.

Тема актуальная, потому что налоговые достаточно часто нарушают сроки, комментирует Михаил Бегунов, управляющий партнер Tax Compliance Tax Compliance Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) Профайл компании .  По его мнению, скорее всего, срок исчисления не будет изменяться, хотя налоговый орган нарушил процедурные сроки. В мотивированном решении, которое выйдет позже, по мнению Бегунова, можно ожидать уточнения позиции по двум вопросам: можно ли игнорировать процессуальные нарушения инспекций в спорах о принудительном взыскании налога и верно ли считать днем выявления недоимки дату подачи недостоверной декларации.