Сюжеты
30 октября 2017

Новые законы и громкие споры: эксперты обсудили проблемы спортивного права

Новые законы и громкие споры: эксперты обсудили проблемы спортивного права
Фото с сайта susanin.udm.ru

Спортивное право является молодой отраслью, поэтому проблемных моментов и вопросов в этой сфере с избытком. Можно ли трудовые споры с игроками разрешать в третейских судах? Когда клубы смогут привлекать фанатов за хулиганские выходки к регрессной ответственности? Зачем регистрировать товарный знак на имя и изображение спортсмена? Эксперты ответили на эти вопросы на конференции «Право.ru» по спортивному праву и обсудили последние громкие кейсы из этой отрасли.

С истории развития спортивного права в России начал свою речь Сергей Алексеев, председатель Комиссии по спортивному праву из Ассоциации юристов России. По его словам, эта сфера существует уже порядка 17 лет и поначалу многие специалисты относились к ней скептически: «Нас в шутку называли чуть ли не водопроводным правом». Однако ситуация резко поменялась в 2001 году, когда Международная федерация гимнастики дисквалифицировала российских спортсменок Ирину Чащину и Алину Кабаеву, заподозрив их в применении допинга. На тот момент помощник Владимира Путина Сергей Ястржембский заявил о необходимости обобщить все нормы спортивного права, чтобы защищать права наших спортсменов. С тех пор молодая отрасль прошла серьезный путь, что наглядно продемонстрировал Алексеев. Он выложил на свой стол около 10 учебников по спортивному праву, которые написаны за последние годы им самим под редакцией депутата Госдумы, председателя Комитета по государственному строительству и законодательству Павла Крашенинникова.

Зависимость сферы от государства

Тем не менее проблемы в обсуждаемой сфере все равно остаются. По словам эксперта, не всегда справляется со своими обязанностями Международный олимпийский комитет, который призван охранять спортсменов от влияния политики на их права и интересы. Он подчеркнул, что на основании «сомнительных докладов» нельзя чистых от допинга людей лишать возможности выступать на различных соревнованиях. Известный в недавнем прошлом спортсмен, а ныне председатель Совета профсоюза футболистов и тренеров Владимир Леонченко обратил внимание и на другую проблему: полную зависимость нашего спорта от государства. Участник конференции провел аналогию с США, где обсуждаемая сфера независима и является экономически успешной.

По словам Леонченко, для исправления подобной ситуации в нашей стране имеет смысл увеличить роль союзов спортсменов. Другой докладчик конференции Денис Рогачев, завкафедрой спортивного права МГЮА им. О.Е. Кутафина и зампред юркомитета Российского футбольного союза, в ответ на это заметил, что в сравнении с западными странами Россия прошла совсем иной путь становления спортивной отрасли. Эксперт пояснил, что все наши клубы хотели бы зарабатывать значительные суммы сами, но такая задача упирается в реалии экономики РФ. Для сравнения – российские команды получают 7% всех доходов от продажи билетов и прав на трансляции матчей, а у заграничных коллективов эта цифра превышает 30%.

Проблемы ответственности болельщиков

Рогачев рассказал и об усилении ответственности за «договорные матчи». Теперь даже обмен результатами или сговор в целях исказить итог состязания расценивается как преступление. Из зала тут же прозвучало предложение о более радикальной поправке – запретить принимать ставки на студенческий и детский спорт, чтобы исключить махинации с результатами у юных спортсменов. Алексеев подчеркнул, что в Уголовном кодексе есть отдельная статья, которая предусматривает наказание за «оказание противоправного влияния на результат официального спортивного соревнования» (ст. 184 УК). Однако применяется это положение редко, так как в МВД нет соответствующих специалистов, чтобы наработать практику по нему, пояснил докладчик.

Существуют сложности и с гражданско-правовой ответственностью в обсуждаемой сфере. Рогачев привел типичный пример: болельщик выбежал на поле во время игры, взорвал петарды или вывесил запрещенную символику, за что клуб оштрафовали. Спортивной организации естественно хочется, чтобы провинившийся фанат вернул им деньги, потраченные на штраф, однако российские суды не могут привлечь хулигана к регрессной ответственности.

Рогачев пообещал, что такую проблему они постараются решить уже в 2018 году, прописав в законодательстве соответствующий механизм. Кроме того, эксперт допустил возможность введения черных списков болельщиков персонально у каждого клуба. Он подчеркнул, что футбол вообще крайне автономен от государственных судов касательно разбирательств между спортсменами и клубами: «У нас своя система разрешения споров, которая выстроена на Лозаннский суд».

Споры клубов с тренерами

Тему разрешения споров, начатую Рогачевым, продолжили партнеры юрфирмы SILA International Lawyers Юрий Зайцев и Михаил Прокопец. Они рассказали о судебной практике Спортивного арбитражного суда Лозанны (CAS). Первый кейс касался разрыва отношений тренера Леонида Кучука и футбольного клуба «Локомотив». В 2013 году белорусский специалист подписал с «железнодорожниками» контракт сроком на два года. Соглашение предусматривало, что в случае его разрыва по инициативе клуба тренер получит компенсацию равную «остаточной стоимости» договора. В августе-сентябре 2014 года «Локомотив» провел ряд неудачных матчей, и руководство команды решило расстаться с Кучуком. РФС заставил клуб выплатить тренеру компенсацию, положенную по соглашению. Однако «железнодорожники» посчитали такую сумму завышенной и оспорили это решение в CAS. Клуб в своей жалобе упирал на то, что уже через месяц после увольнения Кучук нашел себе новое место работы. Суд в Лозанне отклонил заявление «Локомотива», указав на обоснованность размера компенсации их бывшему тренеру. Арбитры подчеркнули, что факт о том, как быстро белорусский специалист нашел себе новый клуб, не имеет значение для разрешения спора.

В этой связи Прокопец подчеркнул, что назначение нового тренера автоматически означает прекращение контракта с предыдущим наставником. В похожую ситуацию попал и Славолюб Муслин, который летом 2014 года возглавил пермский «Амкар». Хотя отношения у футбольного клуба с сербским специалистом рассчитывались на 2 года, уже зимой 2014 года тренер ушел со своего поста, возмущенный долгами по зарплате. Спор о размере компенсации, которая причитается Муслину, тоже дошел до CAS. Международный суд посчитал, что экс-наставник пермяков должен получить сумму равную остаточной стоимости договора с «Амкаром» за вычетом зарплаты в новой команде.

Футболист в борьбе за премию

Прокопец с Зайцевым обратили внимание и на еще один судебный спор из российского футбола. Это дело касается бывшего футболиста ФК «Тюмень» Сергея Сердюкова. В 2013 году руководство тюменского клуба поставило перед командой задачу на сезон – выйти из третьего по силе российского дивизиона во вторую лигу. За выполнение такой цели игрокам пообещали щедрые премиальные. «Тюмень» с этой задачей успешно справился, в том числе усилиями Сердюкова, который в победном сезоне забил 8 голов. Нападающий потребовал от клуба выплатить ему дополнительное материально поощрение, но получил отказ.

Руководство команды сослалось на то, что «Положение о премировании» подписал тренер, а топ-менеджеры ФК «Тюмень» о нем вовсе не знали. Футболисту сначала удалось добиться решения в свою пользу, которое вынесла апелляция РФС. Но вскоре после этого один из администраторов клуба проиграл у судей общей юрисдикции похожий спор о получении премиальных за тот же удачный сезон. На основании такого акта РФС пересмотрел дело Сердюкова и отказал ему. Тем не менее нападающий дошел до CAS, который указал, что решение СОЮ не является поводом для пересмотра спора форварда с ФК «Тюмень».

Особого внимания заслуживает разбирательство Йозефа Блаттера с ФИФА. Зайцев отметил, что в этом деле поднимается важный вопрос стандарта доказывания в дисциплинарных делах. CAS объяснил, что по такой категории дел стандарт должен быть ниже по сравнению с уголовными правонарушениями. Александр Чеботарев, доцент кафедры трудового права из ВШЭ, в этой связи заявил, что для России было бы большим плюсом передать трудовые споры спортсменов с клубами в третейские суды. Действующее законодательство по сути не позволяет этого. Третейские арбитражи на настоящий момент вправе рассматривать только те разбирательства, которые вытекают из трудового договора, но имеют гражданско-правовое обоснование. К примеру – споры о предоставлении жилья игроку. По словам Чеботарева, судьям судов общей юрисдикции не хватает знаний спортивной специфики, чтобы верно рассудить подобные дела. То есть служители Фемиды к таким спорам применяют шаблонный алгоритм «работник-работодатель». Подобное отношение приводит к тому, что суды не учитывают множество важных доказательств и специфических терминов: от понятия «трансферного окна» до игнорирования видеоматериалов и протоколов игр.

Когда клуб в ответе за фанатов

Вопрос ответственности футбольных клубов затронул и старший юрист Lidings Антон Новосельцев. Он на примере конкретных кейсов рассказал, за что команды могут лишиться поддержки своих болельщиков. В частности, североирландскому коллективу "Линфилд" пришлось провести один матч без зрителей за расистскую кричалку фанатов. Новосельцев подчеркнул, что клуб отвечает за действия болельщиков, даже если не может их полностью контролировать: «Форма ответственности без вины». Пустыми трибунами на одну игру поплатилось и киевское «Динамо». Болельщики этого клуба скандировали: «Украина превыше всего» и вскидывали правые руки в нацистском приветствии.

За некорректное поведение болельщиков бывают и другие наказания: чешская «Спарта» отделалась лишь закрытием нескольких секторов на стадионе, а польской «Легии» запретили продавать билеты своим фанатам на выездной матч. Еще один вариант ответственности в таких ситуациях – штрафы. Новосельцев пояснил, что для клубов с небольшим бюджетом подобное наказание особенно чувствительно.

Компьютерные игры как спорт

Денис Бушнев, юрист Baker McKenzie, рассказал собравшимся о киберспорте. Он объяснил, что эта сфера сначала сформировалась как бизнес и только потом как спорт. Однако в России киберспорт появился чуть ли не первым в мире – еще в 2001 году впервые появилась его федерация в нашей стране. А уже в этом году Минспорт издал приказы, в которых не только выделил «Компьютерный спорт» в отдельный вид, но и установил его правила. Теперь у российских киберспортсменов существует единая терминология, система технического инвентаря и закрепленные на законодательном уровне способы проведения соревнований.

По мнению Бушнева, теперь будет проще регулировать трансферы спортсменов в этой отрасли и соблюдать их права на компенсации, а также утвержденные правила помогут бороться с допингом. Звучит комично, но профессиональные игроки в компьютерные игры тоже принимают специальные препараты для улучшения своих киберпоказателей. Некоторые спортсмены признавались, что пьют психотропные лекарства для улучшения концентрации внимания, рассказал Бушнев.

Важность личного бренда

А Борис Малахов, старший юрист практики защиты интеллектуальной собственности Lidings, обратил внимание на важность спортивным организациям регистрировать права на интеллектуальную собственность. Он предупредил, если вовремя не поставить под охрану свой бренд, то его может запросто увести конкурент. И тогда уже клубу придется тратить серьезные средства, чтобы выкупить законное право на уже привычный логотип. Эксперт рассказал, что за незаконное использование товарных знаков предусмотрены большие компенсации и их размер легче доказывать, чем те же убытки. Малахов пояснил, что отдельно охраняются права на имя и изображения как спортсменов, так и тренеров.

Докладчик рекомендовал регистрировать подобные личные бренды, потому что они дадут неплохой доход, а разговор с инвестором сразу будет идти уже совсем на другом уровне. Среди российских спортсменов индивидуальные товарные знаки зарегистрировали Елена Исинбаева и Андрей Аршавин.