Репортаж
18 августа 2014, 22:30

Мосгорсуд запретил Air France делить пассажиров по паспорту

Мосгорсуд запретил Air France делить пассажиров по паспорту
Фото с сайта www.ruwings.ru

Суды трех инстанций выясняли, как посчитать ущерб за потерянный багаж. Чемодан исчез по пути из Москвы в Париж, и спор свелся к тому, какую Конвенцию брать за основу: Варшавскую, ратифицированную Россией, или Монреальскую, подписанную Францией. Апелляция выбрала первую и снизила величину компенсации почти в три раза. Кассация с таким подходом не согласилась.

31 декабря 2010 года Ольга Еремина прилетела на новогодние каникулы в Париж налегке – в аэропорт "Шарль де Голль" доставившая ее компания Air France сообщила, что сданный в Москве багаж исчез, о чем и составила акт.

Представители Air France заверили, что чемодан найдут в течение трех дней, но ни через три дня, ни позже свои вещи Еремина так и не увидела. Следуя рекомендациям с сайта авиакомпании, в мае 2011-го она направила в головной офис претензию компании с требованием выплатить ей компенсацию в 104 000 руб. – в такую сумму Еремина оценила потерянные вещи. К письму она приложила сохранившиеся чеки вещей. Самой дорогостоящей потерей оказался норковый полушубок – €2289.

В ответном письме авиаперевозчик сообщил, что через международную поисковую систему найти чемодан не удалось, но выплатить запрошенную сумму отказался, предложив в качестве возмещения ущерба лишь €469 (по установленному в то время курсу – 18 800 руб.). Эту цифру представители компании получили с учетом предоставленных Ереминой чеков, стоимость норкового полушубка не учли, так как при регистрации багажа она не писала заявления о заинтересованности в доставке. Эта форма позволяет пассажирам, перевозящим ценные вещи, описать все содержимое багажа и указать его стоимость. Для этого совместно с работником авиакомпании пассажир составляет акт со списком вещей, в случае утери чемодана перевозчик обязан выплатить всю заявленную стоимость. За такую дополнительную страховку вещей авиакомпания берет отдельную плату, тариф каждый перевозчик устанавливает сам.

Компенсация в €469 Еремину не устроила, в апреле 2012 года она подала иск в Замоскворецкий районный суд, требуя взыскать с Air France 104 000 руб. за потерянный багаж и 80 000 руб. за моральный ущерб. Но в ходе судебного процесса истец изменила суммы: позже при расчете ее адвокат Ольга Булгакова использовала положения Монреальской конвенции авиаперевозок, принятой в 1999 году странами Евросоюза.

Пункт 2 ст. 22 Конвенции гласит: "При перевозке багажа ответственность перевозчика в случае уничтожения, утери, повреждения или задержки ограничивается суммой 1000 специальных прав заимствования в отношении каждого пассажира". СДР (или SDR от англ. Special Drawing Rights) – это безналичная платежная единица, курс которой публикуется ежедневно и определяется на основе долларовой стоимости корзины из четырех ведущих валют: доллар США, евро, иена и фунт стерлингов.

В уточненных исковых требованиях Еремина и ее адвокат ссылаются на курс ЦБ РФ на 27 ноября 2012 года 1 СДР = 47,49 руб., поэтому пересчитали сумму компенсации за багажа со 104 000 руб. (примерная стоимость вещей), а 47 490 руб. (по нормам Конвенции) и 50 000 руб. в качестве компенсации морального вреда.

Интересы Air France в суде представлял адвокат Александр Колковский, в своем первом отзыве главным аргументом защиты использовал ошибки в оформлении искового заявления: не указан номер рейса, неправильно назван авиаперевозчик, не приложен посадочный талон, квитанции о приеме багажа.

В ноябре 2012 года судья Марина Мусимович удовлетворила иск Ереминой частично. Доводы ответчика о неверно оформленном исковом заявлении суд не учел, так как "в досудебном порядке ответчик признавал утрату багажа, предлагал выплатить компенсацию, что расценивается судом как признание долга", указано в решении.

С суммой выплаты за утерянный чемодан, обозначенной в иске, суд первой инстанции согласился, а вот в возмещении морального ущерба отказал, "поскольку от предложенной компенсации утери багажа (в €469) истец добровольно отказался".

Но и 47 790 руб. авиакомпания выплатить не захотела и подала апелляционную жалобу в Мосгорсуд, который изменил первый вердикт в части суммы компенсации, указав в определении: "При определении размера компенсаций за утерянный багаж суд допустил ошибку в применении норм материального права". Это был еще один довод Air France – необходимо использовать при расчетах нормы не Монреальской, а Варшавской конвенции, принятой еще в 1929 году. Судебная коллегия Мосгорсуда под председательством Людмилы Суминой с последним аргументом согласилась, ссылаясь на то, что Варшавскую конвенцию Россия подписала, а Монреальская у нас не ратифицирована.

Пункт 1 ст. 22 Варшавской конвенции предусматривает ответственность перевозчика за багаж в 250 франков за один килограмм. Французский франк приравнивается к 65,5 миллиграмма золота пробы 0,900.

Ссылаясь на эти статьи, апелляция в определении от 24 мая 2013 года указала: "Согласно сложившейся международной практике, перевод 250 золотых франков в национальные валюты осуществляется через перерасчет в электронные денежные средства – специальные права заимствования. Ответчик выразил согласие на компенсацию стоимости багажа из расчета 17 СДР за один кг веса". Приравнивая 250 франков к 17 СДР, суд также исходил из мирового опыта авиаперевозок и далее подсчитал: "При максимальном весе багажа в 20 кг размер компенсации составляет 15 990 руб. (20*17*47,029)".

С решением апелляции Еремина не согласилась и подала кассационную жалобу. Среди доводов указала в том числе и информацию с сайта Air France – "Основные условия перевозки, которые служат в качестве договора между авиакомпанией и пассажиром при покупке билета. Пункт 1.1 ст. 19 Правил гласит: "Перевозка, осуществляемая по настоящим Общим условиям перевозки, подпадает под действие правил об ответственности, изложенных в Монреальской конвенции от 28 мая 1999 г.".

То, что в основе разрешения спора должны лежать условия самой авиакомпании, подтвердил юрист Георгий Мохов, заместитель председателя комитета по туризму и гостиничному хозяйству Москвы, юрист, член правления Российского союза туриндустрии, пояснил: "При расчете компенсации ущерба потерянного багажа мы исходим из правил, установленных перевозчиком, там должны быть указаны все нормы возмещения. Если речь не идет о факте потери, то все упирается в место применения, которое определяет суд, исходя из действующего законодательства и мировых соглашений. Согласно Монреальской конвенции перевозчику позволяется учитывать не весовую норму багажа, а норму по количеству багажных мест".

В определении о передаче кассационной жалобы для рассмотрения судья Светлана Курциньш не согласилась с методикой расчета предыдущей инстанции. Она указала, что по ст. 1211 ГК "к договору применяется право страны, где на момент заключения договора находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора". В договоре перевозки исполнителем признается авиакомпания, головной офис которой расположен во французском городе Бове, поэтому, посчитал судья, "спор подлежал разрешению в соответствии с нормами и правами, имеющими явно более тесную связь с Францией, в данном случае – по нормам права Монреальской конвенции. То, что спор подлежал разрешению в рамках вышеуказанной Конвенции, ответчиком фактически не оспаривалось; так, из отзыва и кратких возражений ответчика следует, что "авиаперевозчик несет ограниченную ответственность в обычном режиме в пределах 1000 СДР".

15 августа этого года президиум Мосгорсуда под председательством Галины Агафоновой поставил точку в трехлетнем споре. Зачитывая фабулу дела, Светлана Курциньш, сделала акцент на главном аргументе апелляции и ответчика – что в России Монреальская конвенция не ратифицирована, поэтому стоит учитывать Варшавскую. "С выводами суда апелляционной инстанции нельзя согласиться, так как, помимо того что в РФ применяются договоры, которые ратифицировала сама РФ, гражданское право знает и практику применения правил, о которых договорились стороны. Фактически, как следует из договора, Air France подчиняется Монреальской конвенции", – зачитала судья. А далее указала, что по выводам суда апелляционной инстанции перед гражданами России авиакомпания несет ответственность по Варшавской конвенции, а перед гражданами других государств из этого же самолета – по Монреальской. "Такое разделение не представляется возможным", – резюмировали судьи.

Ответчик на заседание не явился, а адвокат Ереминой Ольга Булгакова еще раз указала суду на правила с сайта Air France: "Компания на своем сайте разместила информацию о том, что несет ответственность перед пассажирами именно по Монреальской конвенции, тем самым она ввела пассажиров в заблуждение, раз потом начала ссылаться на Варшавскую конвенцию".

Эти доводы президиум поддержал и определил считать законным решение Замоскворецкого райсуда о выплате Ольге Ереминой 47 000 руб. за так и не найденный чемодан.