Репортаж
1 ноября 2012

"Разговоры о высоких нотариальных тарифах - это миф"

"Разговоры о высоких нотариальных тарифах - это миф"

Участники всероссийской конференции "Рынок движимого и недвижимого имущества — новые задачи нотариата" заверяли друг друга в том, что нотариусы справятся с нагрузкой и обеспечат безопасность сделок с недвижимостью, если будет введена обязательная нотариальная форма оформления сделок с недвижимостью. А разговоры о высоких нотариальных тарифах называли мифом". Менее сдержанными в оценках оказались депутаты Госдумы, которые призывали не откладывать вступление в силу этих новелл до принятия нового закона о нотариате, а также сулили нотариусам введение нотариальной формы для всех сделок с недвижимостью.

Первыми на конференции выступали депутаты Госдумы эсер Михаил Емельянов и коммунист Юрий Синельщиков. Емельянов рассказал, что парламентарии столкнулись с "очень сильным противодействием определенных групп лоббистов — это и сырьевые компании, и банковский сектор". Эти группы, по словам депутата, сопротивляются введению обязательной нотариальной формы оформления всех сделок с недвижимостью, которая предусматривалась в первоначальной редакции проекта "нового" Гражданского кодекса. В результате ко второму чтению депутаты решили с помощью нотариусов защитить только физических лиц, посчитав, что предприятия смогут отстаивать свои интересы с помощью юристов.

"Но борьба не закончена, потому что даже в этом ограниченном варианте, эта идея не очень воспринимается", — признал Емельянов. Новелла, рассказал он, вызвала серьезное недовольство у банковского сообщества, которое считает, что из-за нее ипотечные кредиты подорожают на 2%. При этом эсер высказал мнение, что ставки по ипотеке новеллы не поднимут. "Дорогая ипотека во многом спровоцирована политикой Центробанка, его кредитно-денежной политикой", — указал "виновника" Емельянов. Но спорить с ЦБ банки не хотят и как бы отыгрываются на нотариусах, объяснил депутат и сорвал аплодисменты зала.

Свое выступление эсер закончил опасениями, что "недвижимость не вернут нотариусам никогда", если введение в действие новых правил будет зависеть от принятия нового закона о нотариате. "Я в Думе 17 лет, и о новом законе о нотариате я слышу 17 лет, — поделился Емельянов. — Надо разорвать связь между регистрацией договоров купли-продажи недвижимого имущества и идеей принятия нового закона о нотариате".

Его коллега Синельщиков, член думского комитета по законодательству, который работает над "новым" ГК, сказал, что, по мнению большинства членов комитета, позже все-таки произойдет введение обязательного нотариального удостоверения всех сделок. "Но совершенно очевидно, что к этому пока что не готово само нотариальное сообщество, — сказал он. — Если это и произойдет, то это произойдет после принятия нового закона о нотариате".

Синельщиков рассказал, что вступление в силу "нового" ГК откладывается до 1 февраля — 1 марта следующего года, хотя ранее предполагалось, что документ вступит в силу с 1 января.

Затем последовала череда выступлений в поддержку введения нотариальной формы для сделок с недвижимостью. В частности, за это нововведение высказался судья Верховного суда Виктор Момотов, по мнению которого, функции нотариуса гораздо шире, чем функции регистратора, – первый "осуществляет предварительное правосудие". Адвокат Генрих Падва тоже поддержал новеллы, а для иллюстрации рассказал пару историй о том, как ему трудно было отстаивать права покупателей в отсутствии нотариального подтверждения сделки. Президент Гильдии российских адвокатов Гасан Мирзоев говорил о необходимости защитить граждан от "черных" риелторов, которые появились на рынке из-за отсутствия надлежащего госконтроля в этом секторе.

Оппонентов у этой идеи не нашлось. Начальник управления правового и методического обеспечения Департамента имущества Москвы Роман Решетняк только обратил внимание на некоторые неясности, с которыми столкнутся субъекты после воплощения этой идеи в жизнь. По его словам, сейчас непонятно, каким образом нотариусы будут отбираться для оказания услуг по регистрации сделок с недвижимостью, которые совершает город Москва. Дело в том, что государство или город при заказе услуг руководствуются 94-ФЗ "О госзакупках", в соответствии с которым эти услуги должны быть отобраны на конкурсе или на аукционе.  

Неясным для департамента имущества Москвы остался и момент, как будут урегулироваться споры между нотариусами и регистратором. "Нотариус, например, признал, что сделка соответствует закону и направил в Росреест, а Росреестр отказывает в регистрации", — обрисовал он ситуацию и задал присутствующим вопрос, кто будет решать эту проблему — стороны или нотариус.

Он обратил внимание и на то, что появление нотариусов в сфере оформления сделок с недвижимостью приведет к увеличению сроков оказания госуслуги.

Заочно поспорить со своими оппонентами решили сразу вице-президент ФПА Владимир Ярков член правления МГНП Александра Игнатенко, которые аргументированно попытались разбить три основных довода критиков обязательной нотариальной формы.

Во-первых, Игнатенко соглашалась, что сроки оформления документов вырастут, поскольку сторонам придется лично явиться к нотариусу и потратить какое-то время, но настаивала, что время будет потрачено не зря. "Нотариус обеспечит сторонам ту самую юридическую безопасность сделки", — говорила она, напоминая, о том, что нотариус будет гарантировать, что сделка подписана именно теми лицами, которые явились к нему, что содержание сделки соответствует договоренности сторон, и что стороны осознают последствия. Также она напомнила и про страхование ответственности нотариуса.

Во-вторых, она отвергла и довод об удорожании сделок для граждан, который приводят представители Торгово-промышленной палаты, Российского союза промышленников и предпринимателей. Они, по ее словам, называли сумму нотариального тарифа для договора продажи средней квартиры в Москве стоимостью 5 млн руб. в размере 120 000 руб. "Впечатляюще, если не знать, что по существующим тарифам, на самом деле это составляет 40 000 руб., — иронизировала Игнатенко. - Если не иметь ввиду, что озвучивание завышенных сумм сознательно, наши оппоненты или не умеют читать, или не умеют считать. И то, и другое для представителей бизнеса, мягко говоря, не солидно".

Вице-президент ФПА Ярков называл разговоры о высоких нотариальных тарифах мифом. "Нотариальный тариф составляет 0,5% от суммы недвижимости, если ее цена превышает 10 млн руб., — рассуждал он. — Если сопоставить, сколько другие посредники берут — 3,5-10% — вы можете чувствовать разницу". Он напомнил, что при проведении сделки через нотариуса деньги проходят легально, с них платятся налоги, на них создаются рабочие места.

Нотариусы развенчивали и опасения противников нотариальной формы, что нотариат не справится с нагрузкой. По словам Игнатенко, в день нотариусу придется работать с двумя договорами, до 1998 года нагрузка была выше – по пять договоров в день. Но за это время, по ее словам, штат нотариальных контор существенно вырос, и теперь в конторах в среднем трудится по 4-5 человек. Ярков, в свою очередь, напомнил собравшимся, что в России помимо 8000 нотариусов есть еще около 4000 помощников, а также выдано несколько тысяч лицензий на осуществление нотариальной деятельности. "Существует огромный кадровый резерв, который, если возникнет необходимость, способен взять на себя эту работу", — заверил он собравшихся.