ПРАВО.ru
Кейс
21 ноября 2022, 14:34

АСГМ не стал взыскивать убытки со всех бывших топ-менеджеров «Бинбанка»

В этом деле Центробанк и «Открытие» предъявили изначально иск к шести экс-руководителям кредитной организации. С одним из них (Михаилом Гуцериевым) в ходе процесса подписали мировое соглашение. А в требованиях к еще трем топ-менеджерам (Кириллу Любенцову, Петру Морсину и Константину Калагину) суд сегодня постановил отказать. В итоге АСГМ солидарно взыскал более 71 млрд руб. убытков с бывшего мажоритарного акционера «Бинбанка» Микаила Шишханова (ему принадлежало 70% акций) и экс-предправления Александра Лукина.

Рассмотрение дела № А40-175605/2020 длилось два года. 21 ноября на финальном заседании по нему в первой инстанции стороны обменялись репликами. Представитель «Открытия» Надежда Шаронова настаивала, что из-за неэффективного управления, выстроенного ответчиками в «Бинбанке», его санаторы понесли серьезные расходы. Она подчеркнула, что голословна позиция бывших топ-менеджеров об отсутствии их влияния на принятие решений по управлению кредитной организацией. Шаронова уверяла, что не нужно сравнивать этот спор с делом «Промсвязьбанка» (№ А40-308982/2018), где ЦБ выступал лишь третьим лицом. По ее словам, релевантнее будет провести аналогию с делом № А40-170390/2019, где АСГМ частично удовлетворил требования Банка России, предъявленные от имени ФК «Открытие» к бывшим топ-менеджерам. 

Представитель ЦБ согласился с коллегой и обратил внимание на применимость к этому делу абз. 2 п. 5 ст. 189.23 закона «О банкротстве», назвав эту норму процессуальной. Это положение позволяет добиться возмещения ущерба с бывших топ-менеджеров санированных банков. 

В ответ Михаил Емельянов, представитель бывшего члена правления «Бинбанка» Петра Морсина, отметил, что ссылаться на дело № А40-170390/2019 некорректно, поскольку тот процесс был закрытым и мотивы суда не известны. Он считает, что корректнее будет опираться на выводы судов по делу «Промсвязьбанка» (№ А40-308982/2018). В том споре судья Иван Худобко отказался взыскать убытки, определяемые по правилам абз. 2 п. 5 ст. 189.23 закона «О несостоятельности (банкротстве)», сославшись на недопустимость применения этой нормы с обратной силой. 9-й ААС (судьи Елена Ким, Борис Стешан и Андрей Трубицын) оставил в силе решение судьи Худобко. Аналогичная ситуация и в рассматриваемом споре топ-менеджеров «Бинбанка», заметил Савельев. К такому же выводу пришли суды и в деле «Азиатско-Тихоокеанского банка» (№ А04-8278/2019). 

Емельянов пояснил, что его доверитель работал добросовестно в рамках своей зоны ответственности, а именно развивал направление взаимодействия с малым и средним бизнесом в «Бинбанке»: «К причинам санации Морсин не имел никакого отношения. Ему даже объявила благодарность временная администрация». 

Юрист еще напомнил, что согласно публичной отчетности «Бинбанк» получил за 2018 год прибыль в размере 63 млрд руб., а это выше объема вливаний санаторов — около 56 млрд руб. Учитывая, что на 99,99% банком владел регулятор, тот мог вернуть все свои «инвестиции» уже по итогам первого года санации. 

Шишханов — единственный среди ответчиков, кто не оспаривал во время процесса статус контролирующего лица в «Бинбанке». Его представитель, партнер Saveliev Saveliev, Batanov & Partners Сергей Савельев, назвал абсурдными претензии истцов к бездействию ответчиков. По его словам, даже если допустить наличие каких-то бездействий (якобы не выстроили надлежащую систему управления), то цифра более чем 71 млрд руб. выглядит несоразмерно. 

Речь идет про своего рода штраф, который ответчики должны заплатить. Но тогда это уже публично-правовая ответственность и совсем другие стандарты доказывания, возлагающиеся именно на истца.

Сергей Савельев

Юрист уточнил: «Если бы мы рассматривали эту историю в плоскости банкротного дела, то все кредиторы были бы удовлетворены: ведь кредитная организация получила за 2018 год прибыль. Ни о какой субсидиарной ответственности речи даже и не шло бы. Санация — аналогичная процедура, и тут не должно быть ухудшающих для менеджеров банка подходов».

Представитель еще одного ответчика — Кирилла Любенцова — Алексей Акужинов указал, что абз. 2 п. 5 ст. 189.23 закона «О банкротстве» ничего не конкретизировал, а ввел отдельно новый вид ответственности. И сама эта норма вступила в силу 8 июня 2018 года. К тому моменту в «Бинбанке» уже шла санация. Юрист добавил, что его доверитель никак не влиял на работу «Бинбанка»: Любенцов был председателем правления «Рост банка». 

Савельев назвал саму по себе норму абз. 2 п. 5 ст. 189.23 закона «О банкротстве» абсурдной и сказал, что история права даст ей оценку. «Это как норма в СССР про тунеядство, по которой судили поэта Иосифа Бродского, такие нормы не красят наше право», — сказал Савельев.

Учитывая перечисленные доводы, председательствующая судья Юлия Литвиненко ушла в совещательную комнату и спустя четверть часа огласила резолютивную часть решения: иск удовлетворить частично, взыскать более 71 млрд руб. убытков с бывшего мажоритарного акционера «Бинбанка» Микаила Шишханова (ему принадлежало 70% акций) и экс-предправления Александра Лукина. В требованиях к остальным ответчикам она отказала. Мотивировочную часть решения судья АСГМ пообещала подготовить уже к следующему понедельнику (28 ноября).

На практике до сих пор нет единой позиции к трактовке абз. 2 п. 5 ст. 189.23 закона «О банкротстве». Про это мы подробно писали в материале «Какие убытки нельзя взыскать с экс-руководства санируемых банков».