Новости
26 июня 2017

Юристы считают, что борьба с неимущественными взятками не станет панацеей от коррупции

Юристы считают, что борьба с неимущественными взятками не станет панацеей от коррупции

Депутаты выступили за ужесточение наказания для коррупционеров: для этого они предложили прописать в Уголовном кодексе понятие "неимущественная взятка", а также увеличить сроки за ее дачу и получение до четырех лет. Однако юристы не верят, что ситуация изменится, скорее, наоборот, послужит почвой для последующих злоупотреблений со стороны чиновников.

Как изменится УК

Думский комитет по безопасности и противодействию коррупции подготовил поправки в УК, направленные на ужесточение наказания за дачу и получение взятки. Об этом "Известиям" рассказал один из авторов законопроекта, единоросс Анатолий Выборный. Документ уже одобрили в Верховном суде и Генпрокуратуре, поэтому до конца весенней сессии его должны внести в нижнюю палату. Изменениям подвергнутся сразу несколько статей УК – 202-я (злоупотребление полномочиями), 204-я (коммерческий подкуп), 290-я и 291-я (дача и получение взятки): по задумке, они будут дополнены понятиями "неимущественные преимущества", "услуги неимущественного характера" и "неимущественные права и иные неправомерные преимущества". Под такие определения могут попадать случаи, когда высокопоставленный чиновник, обещая помочь бизнесу, устраивает родственников в коммерческую организацию с высокой зарплатой без должной квалификации, объясняет Выборный.

Одновременно с этим усиливается наказание за дачу и получение взятки: вместо двух и трех лет лишения свободы санкция доходит до четырех лет. Кроме того, третейских судей, уличенных в злоупотреблении полномочиями и коммерческом подкупе, предлагается сажать на три года, как нотариусов и аудиторов. "На мой взгляд, совершенно справедливо будет криминализировать те действия, которые не поддаются оценке рыночной стоимости", – добавляет единоросс в разговоре с РБК. По его словам, сейчас коррупция приобретает иные формы, "это уже не те люди, к которым в приемных выстраиваются целые очереди с конвертами в руках, как на свадьбах".

Александр Михайлов, адвокат АБ "А-ПРО" (прежнее наименование – "Адвокат Про"), напоминает, что инициатива не является депутатской – весной Минюст подготовил поправки в КоАП и закон "О противодействии коррупции", которыми предлагалось исполнить рекомендации Группы государств против коррупции (ГРЕКО – международная организация, учрежденная Советом Европы – прим. ред.) и признать предметом взятки услуги неимущественного характера (см. "Минюст предлагает наказывать за "нематериальные" взятки и подкуп третейских судей"). После этого с призывом ввести понятия нематериальной взятки выступил и первый замгенпрокурора Александр Буксман. Объяснял он это требование тем, что в противном случае Россия может не пройти проверку выполнения требования европейской Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию (см. "Генпрокуратура выступила за введение в УК понятия неимущественного подкупа").

Что думают юристы

Перевод дачи взятки в категорию преступлений средней тяжести даёт возможность правоохранительным органам возбуждать и расследовать дела в течение шести лет после совершения деяния, имеющего признаки преступления, продолжает Александр Михайлов: "С учётом того, что материальные следы преступлений обычно так долго не хранятся, можно предположить, что продолжится тенденция направления в суд уголовных дел, по которым основным и единственным прямым доказательством будут показания взяткодателя".

Однако адвокат МКА "Князев и партнеры" Кирилл Яковлев сомневается, что борьба с коррупцией в виде ужесточения наказания приведет к положительному результату, – напротив, послужит толчком к увеличению сумм взяток. Установления одного и того же максимального срока наказания за дачу и получение взятки ошибочное, поскольку общественная опасность преступлений разная –получателем взятки является должностное лицо, наделенные определенными полномочиями, а взяткодателем может выступать любое лицо, говорит юрист. Что касается нового термина "неимущественная взятка", то остается открытым вопрос, каким образом правоохранители будут доказывать данное действие и что конкретно должно попадать под это определение. "Очень часто после принятия закона возникает необходимость его корректировки – только потом практика показывает, есть ли проблемы с квалификацией таких деяний, – комментирует Яковлев. – Не надо забывать, что за всеми эти "экспериментами" стоят живые люди и ломаются судьбы не только их самих, но и их близких". В то же время он приветствует установление ответственности третейских судей – она может возмыть положительный результат в борьбе с злоупотреблениями.

Если смотреть на данные предложения только через призму нормотворчества, то инициатива хорошая, соглашается руководитель проектов "Хренов и Партнеры" Роман Беланов. "Однако если ответить на вопрос, даст ли что-нибудь реально такая законодательная инициатива борьбе с коррупцией, ответ другой – ни даст вообще ничего", – продолжает он свою мысль. Белованов отмечает, что в России и так достаточно неплохое антикоррупционное уголовное законодательство, только оно "почти не работает или работает избирательно".

"Еще древние сформулировали принцип "кнута и пряника", – напоминает юрист. – "Пряник" в государственной системе работает прекрасно – у чиновников различных уровней очень неплохие зарплаты и социальные льготы. Принцип "кнута" – нет, поскольку не выстроена жесткая система контроля и ответственности. И поэтому коррупция и попустительство (к кражам, к сокрытиям краж, взяткам) вросли в наше общество почти намертво. У нас считается нормальным каждый год перекладывать дороги и переделывать бордюры, выносить явно незаконные судебные акты… примеров много. Но нет фактической властной воли на воплощение антикоррупционных идей в жизнь, хотя нормативная база для этого имеется". Белованов уверен, что до тех пор, пока каждый день в России не будут приговаривать к жесткой уголовной ответственности какого-нибудь чиновника или судью с конфискацией его имущества, попустительство будет продолжаться. "А до этой поры можно писать много законов, но фактическая ситуация останется без изменений", – подытоживает он.