Актуальные темы
8 ноября 2017, 16:07

Армия шпионов Харви Вайнштейна: режиссер нанял агентов и следователей, чтобы избежать скандала

Армия шпионов Харви Вайнштейна: режиссер нанял агентов и следователей, чтобы избежать скандала

Год назад герой гремящего сейчас скандала Харви Вайнштейн нанял частных детективов для слежки за женщинами и журналистами, которые уже тогда обвиняли его в сексуальных домогательствах. Таким образом он пытался найти компромат на своих жертв и заставить их молчать. Он подключил корпорацию международной разведки Kroll, бывших оперативников и агентов спецслужб, связанных с Моссадом. О том, как это стало известно и что еще скрывал Вайнштейн рассказал Ронан Фэрроу* в журнале The New Yorker. «Право.ru» перевело расследование журналиста, чтобы показать, как команда юристов Вайнштейна под прикрытием адвокатской тайны целый год сдерживала один из самых громких голливудских скандалов.

Перевод: Ирина Федорова

Харви нанял специалистов

Согласно десяткам страниц документов и показаниям семи человек, непосредственно связанных с ситуацией, фирмы, нанятые Вайнштейном, включали компанию Kroll, которая является одной из крупнейших в мире компаний корпоративной разведки, и Black Cube, предприятие, в котором в основном работают бывшие сотрудники Моссада (политическая разведка  прим. ред.) и другие израильские спецслужбы. Black Cube, который имеет филиалы в Тель-Авиве, Лондоне и Париже, предлагает своим клиентам навыки оперативников, «высококвалифицированных и обученных в израильских элитных подразделениях военной и правительственной разведки».

Два частных следователя из Black Cube, нанятые Вайнштейном, используя ложные удостоверения, встретились с актрисой Роуз Макгоуэн, которая в конечном итоге публично обвинила Вайнштейна в изнасиловании, чтобы получить от нее информацию. Один из следователей сделал вид, что был защитником прав женщин и тайно записал по меньшей мере четыре встречи с Макгоуэн. Потом этот же агент, используя другую ложную личность, дважды встречался с журналистами, чтобы выяснить, какие женщины разговаривают с прессой о Вайнштейне и планируют предъявить обвинения. 

Явная цель исследований, изложенных в контракте с Black Cube, подписанном в июле, состояла в том, чтобы прекратить обвинения Вайнштейна, которые появлялись в СМИВ течение года Вайнштейн собирал информацию о десятках людей и составлял на них целые досье, которые иногда фокусировались на личной сексуальной жизни людей. Вайнштейн лично контролировал ход расследований. Он также привлек бывших сотрудников из своих кинокомпаний, собирал имена и передавал сообщения, которые, по мнению некоторых источников, больше были похожи на угрозы.

В некоторых случаях в следствии принимали участие и адвокаты Вайнштейна, в том числе Дэвид Бойс, знаменитый адвокат, который представлял Альберта Гора в 2000 году в президентском предвыборном споре и выступал за равенство брака перед Верховным судом США. Бойс лично подписал контракт с Black Cube, чтобы попытаться остановить публикации о злоупотреблениях Вайнштейна, в то время, когда фирма, где работал Бойс, представляла газету Times. Он отрицал, что работа над историей Times представляла собой конфликт интересов, однако признал, что участие его фирмы в расследованиях было ошибкой. «Мы не должны были заключать контракты и платить следователям, которых мы не выбирали и не направляли»,  сказал он. «В то время это казалось разумным выбором, но это не было продумано, и это была моя ошибка. В то время это была ошибка».

Методы, которые агентства использовали от имени Вайнштейна, хранятся в секрете и не раскрываются даже в суде, потому что сделки проводятся через юридические фирмы, и клиенты фактически оказываются защищены адвокатской тайной. 

Как работали шпионы

В мае 2017 года актриса Роуз Макгоуэн получила электронное письмо от литературного агентства, представившего ее женщине, которая назвалась Дианой Филипп, заместителем руководителя по устойчивым инвестициям в Reuben Capital Partners, лондонской фирмы по управлению капиталом. Филипп сказала Макгоуэн, что она начинает проект по борьбе с дискриминацией в отношении женщин на рабочем месте и попросила Макгоуэн выступить на гала-концерте в этом году. Филипп предложила Макгоуэн гонорар в $60 000. «Я понимаю, что у нас много общего»,  писала Филипп Макгоуэн перед их первой встречей в мае в отеле Peninsula в Беверли-Хиллз. У Филипп был британский номер мобильного телефона, и она говорила с акцентом, который Макгоуэн сочла немецким. В течение следующих месяцев, две женщины встречались в барах и отелях в Лос-Анджелесе, Нью-Йорке и других местах. «Я отвела ее на променад в Венеции, и у нас было мороженое, пока мы гуляли»,  рассказала позже Макгоуэн, добавив, что Филип была «очень доброй». Они обсуждали вопросы, касающиеся расширения прав и возможностей женщин. 

Филипп была настойчива. В одном электронном письме она предложила встретиться в Лос-Анджелесе, а затем, когда Макгоуэн сказала, что она будет в Нью-Йорке, Филипп сразу сказала, что она может встретиться и там. Она также начала давить на Макгоуэн для получения информации. 

Филипп продолжала встречаться с Макгоуэн, и в день, когда The New Yorker впервые опубликовал расследование с разоблачением Вайнштейна, Филипп написала Макгоуэн по электронной почте: «Привет. Как ты себя чувствуешь?.. Просто хотела сказать тебе, насколько храброй я тебя считаю».

Фактически «Диана Филипп» было псевдонимом бывшего офицера израильских сил обороны, которая была родом из Восточной Европы и работала в Black Cubе. Когда Макгоуэн показали фотографии агента, она сразу узнала ее. «Боже мой, – писала она. – Диана Филипп. Не может быть».

Бен Уоллес, репортер The New Yorker, который расследовал историю о Вайнштейне, сказал, что эта же женщина встретилась и с ним дважды прошлой осенью. Она назвалась Анной и сказала, что у нее есть обвинение против Вайнштейна. Когда Уоллесу показали те же фотографии «Дианы Филипп», Уоллес узнал ее. «Это она», – сказал он. Как и Макгоуэн, Уоллес сказал, что у женщины был немецкий акцент и британский номер мобильного. Уоллес рассказал, что Анна сначала связалась с ним 28 октября 2016 года, когда он работал над историей Вайнштейна около полутора месяцев. Анна отказалась сообщить, кто дал ей контакты Уоллеса. В течение двух встреч Анна выпытывала у него информацию «о статусе и масштабах расследования, и о том, откуда он берет информацию. При этом сама не предоставляла какой-либо значимой помощи или информации». Во время одной из встреч Анна села слишком близко к нему, так, что Уоллес заподозрил, что она может записывать разговор. Уоллес не был единственным журналистом, с которым связалась женщина, она писала также корреспондентам из Times и пыталась узнать их источники.

Номера сотовых телефонов Великобритании, которые Филипп предоставила Уоллесу и Макгоуэн, теперь оказались отключены. Звонки на номер Reuben Capital Partners, представителем которой она себя называла, остались без ответа. У этой компании еще совсем недавно (3 ноября) был веб-сайт со ссылкой на проект «Женщины в фокусе». Позже оказалось, что фирма создает вымышленные компании, чтобы обеспечить прикрытие для своих сотрудников, и что фирма Филипп была одной из них.

Black Cube отказался комментировать любую работу, которую он сделал для Вайнштейна. Агентство заявляет: «Политика Black Cube – никогда не обсуждать своих клиентов с какой-либо третьей стороной и никогда не подтверждать или опровергать какие-либо спекуляции, сделанные в отношении работы компании. Black Cube поддерживает работу многих ведущих юридических фирм по всему миру, особенно в США, собирает доказательства сложных юридических процессов, связанных с коммерческими спорами. <...> Следует подчеркнуть, что Black Cube применяет к своей работе высокие моральные стандарты и действует в полном соответствии с законом любой юрисдикции, в которой он работает, строго следуя рекомендациям и юридическим заключениям ведущих юридических фирм со всего мира».

28 октября 2016 года юридическая фирма адвоката Вайнштейна Дэвида Бойса под названием Boies Schiller Flexner (Бойс, Шиллер и Флекснер) вложила в Black Cube первые $100 000 (всего она заплатит $600 000). Юридическая фирма и Black Cube подписали несколько контрактов. Один, датированный 11 июля 2017 года и подписанный Бойсом, гласит, что «основными целями» проекта являются «предоставление информации, которая поможет Клиенту полностью прекратить публикацию негатива в ведущей нью-йоркской газете» и «получить содержание книги, которая в настоящее время написана, и включает в себя вредную негативную информацию о Клиенте», который идентифицирован как Вайнштейн в нескольких документах. (В одном электронном письме исполнительный директор Black Cube просит адвокатов сохранить агентство, чтобы он ссылался на Вайнштейна как «конечный клиент» или «мистер Х», отметив, что ссылаться на него по имени не нужно, потому что это «сделает его очень злым»). Статья, упомянутая в контракте, в конечном итоге была опубликована в Times 5 октября. Под книгой имелось в виду произведение «Храбрая», это мемуары Макгоуэн, которые планирует опубликовать издание HarperCollins в январе. Документы показывают, что в итоге агентство передало Вайнштейну более ста страниц стенограмм и описаний книги, основанных на десятках часов записанных разговоров между Макгоуэном и женским частным следователем.

Пресс-секретарь Вайнштейна Хофмайстер сказал, что «утверждение, что Вайнштейн тайно получил какую-либо часть книги – ложное среди многих неточностей и теорий заговора, пропагандируемых в этой статье».

Июльское соглашение включало несколько «гонораров успеха». Если Black Cube достигнет своих целей. Фирма получит дополнительные $300 000, если агентство «предоставит информацию, которая будет непосредственно способствовать усилиям по полной остановке публикации статьи вообще в любой форме». Black Cube также будет выплачено $50 000 сверху, если оно получит «вторую половину» книги Макгоуэн «в читаемом виде и юридически допустимом формате».

Контракты также показывают некоторые из тех методов, которые использует Black Cube. Агентство обещало «специальную команду экспертов по разведке, которая будет работать в США и любой другой необходимой стране», включая менеджера проекта, аналитиков разведки, лингвистов и «операторов аватаров», специально нанятых для создания фальшивых страниц в социальных сетях, а также «специалистов по операциям в области социальной инженерии». Агентство также сообщило, что оно предоставит «агента полного времени по имени «Анна» (далее «Агент»), который будет базироваться в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе в соответствии с инструкциями Клиента. Вся команда будет доступна Клиенту на полный рабочий день в течение следующих четырех месяцев.

Black Cube также согласилась нанять «журналиста-расследователя, согласно запросу Клиента», который должен был проводить десять интервью в месяц в течение четырех месяцев и получить $40 000. Black Cube обязала его «незамедлительно сообщить Клиенту результаты таких интервью».

В январе 2017 года внештатный журналист позвонил Макгоуэн и долго беседовал с ней, тайно записав их разговор; он впоследствии общался с Black Cube об интервью, хотя и отрицал, что он отчитывался перед ними. Он связался, по крайней мере, с двумя другими женщинами, обвинявшими Вайнштейна, включая актрису Аннабеллу Шиорра, которая позже высказалась в The New YorkerШиорра, которой журналист позвонил в августе, сказала, что ей разговор показался подозрительным и она быстро отошла от телефона. «Я испугалась, что это Харви испытывал меня, чтобы посмотреть, не заговорю ли я».

Два источника и несколько документов показывают, что тот же фрилансер получал контактную информацию актрис, журналистов и бизнес-соперников Вайнштейна из Black Cube и что агентство в конечном итоге передало эти интервью адвокатам Вайнштейна. Однако сам он все отрицает и утверждает, что Black Cube ему не платило.

Вайнштейн также привлек других журналистов, чтобы раскрыть информацию, которую он мог бы использовать, чтобы опровергнуть обвинения. В декабре 2016 года National Enquirer опубликовал переписку между Вайнштейном и Диланом Ховардом, главным контент-менеджером American Media Inc. Из нее становится ясно, что Говард делился материалами с Вайнштейном, чтобы помочь ему опровергнуть обвинение в изнасиловании Макгоуэн. В одном письме Говард послал Вайнштейну список контактов. «Давайте обсудим следующие шаги по каждому»,  писал он. Вайнштейн в ответ его поблагодарил. Ховард рассказал также, что один из его репортеров позвонил Элизабет Авеллан, бывшей жене режиссера Роберта Родригеза, которую он бросил ради отношений с Макгоуэн.

Авеллан рассказала, что этот репортер «продолжал звонить, звонить и звонить». Авеллан сначала отказывалась общаться, но потом согласилась поговорить. Несмотря на то, что она настаивала на том, чтобы звонок не был записан, репортер записал звонок, а затем передал его Говарду.

В последующих письмах к Вайнштейну Говард сказал: «У меня есть что-то УДИВИТЕЛЬНОЕ. <... > в конце концов она довольно сильно прошлась по Роуз». Вайнштейн ответил: «Это то, что нужно. Особенно, если на этом нет моих отпечатков. Говард успокоил Вайнштейна: «Это не так. И разговор ЗАПИСАН». Сама Авеллан сказала, что в том разговоре она не дискредитировала Макгоуэн. «Меня не интересовало кого-то пристыдить. Женщины должны держаться вместе», – сказала она

Связь с Kroll

Отношения Вайнштейна с Kroll, одним из других агентств, с которыми он заключил контракт, начались еще раньше. После того, как итальянская модель Амбра Баттилана Гутьеррес обвинила Вайнштейна в сексуальном домогательстве. В 2015 году она достигла соглашения с Вайнштейном, который потребовал от нее передать свои гаджеты Kroll, чтобы из них можно было стереть все свидетельства разговора, в котором Вайнштейн признался, что приставал к ней. Запись этого разговора, полученную во время операции полиции, The New Yorker опубликовал в прошлом месяце.

Kroll также принимал участие и в последующих попытках Вайнштейна замять скандалЭлектронная почта показывает, что Дэн Карсон, председатель практики Kroll Americas «Расследования и споры», связался с Вайнштейном по электронной почте. В октябре 2016 года Карсон отправил Вайнштейну одиннадцать фотографий Макгоуэн и Вайнштейна вместе на разных мероприятиях в течение нескольких лет после того, как он якобы напал на нее. Через три часа Вайнштейн направил электронное письмо Карсона Бойсу и своему адвокату по уголовной защите Блэр Берк, а также сказал им «не обращать внимания на лишние». На следующее утро Берк ответил, что одна фотография, в которой Макгоуэн тепло разговаривает с Вайнштейном, «это главный момент».

Берк позже оправдывалась: «Любой достойный адвокат по уголовным делам будет расследовать недоказанные утверждения, чтобы определить, насколько они заслуживают доверия»,  сказала она. «Было бы непрофессионально не проводить публичный поиск фотографий обвинителя, обнимающего обвиняемого, принятого после предполагаемого нападения».

Другая фирма, PSOPS, и ее ведущий частный следователь Джек Палладино, а также еще один из его следователей Сара Несс, занимались тем, что искали компромат, который мог бы использоваться для подрыва доверия к определенным людям. Один отчет о Макгоуэн, который Несс отправила Вайнштейну в декабре прошлого года, содержал больше ста страниц, на которых был адрес актрисы и другая личная информация. Разделы в отчете назывались «Случаи лжи / Преувеличения / Противоречия», «Лицемерие» и «Потенциальные отрицательные черты характера», а также «Прошлые любовники». В этот раздел были включены подробности о резких расставаниях, упоминание об Авеллан и обсуждались сообщения в Facebook, в которых высказывались негативные настроения в отношении Макгоуэн (Палладино и Несс не ответили на многочисленные просьбы о комментариях).

Ничего не вышло

В течение многих лет Вайнштейн использовал частные агентства для расследований. Когда журналист Дэвид Карр, который умер в 2015 году, работал над расследованием о Вайнштейне для The New Yorker , Вайнштейн поручил Kroll добыть нелестные сведения о Карре. Позже Джилл Руни Карр, вдова Карра, рассказала, что ее муж считал, что за ним наблюдают, хотя он не знал, кто. «Он думал, что за ним следят»,  вспоминала она. В одном из документов следователи Вайнштейна писали, что Карр узнал об обвинении Макгоуэн. Карр «написал несколько критических/нелестных статей о ХВ на протяжении многих лет,  говорится в документе,  ни одна из которых не затронула тему женщин (из-за опасений мести)».

Отношения Вайнштейна с частными следователями часто оформлялись через юридические фирмы, которые его представляли. Это было предназначено для размещения следственных материалов под эгидой привилегии адвоката-клиента, что может препятствовать раскрытию сообщений даже в суде.

Юрист Вайнштейна Дэвид Бойс, который был вовлечен в отношения с Black Cube и PSOPS, изначально неохотно разговаривал с The New Yorker , из-за беспокойства, что он может быть «неверно понят».

Но Бойс чувствовал необходимость высказаться. Он сказал, что с самого начала посоветовал Вайнштейну «не пытаться остановить эту историю угрозами или влиянием и что единственный способ это сделать  убедить Times, что изнасилования не было».

Тем не менее он признал, что повлиять на репортеров в Times и в других местах было проблематично. «В целом я не считаю целесообразным пытаться оказать давление на журналистов», – сказал он. 

Хотя агентства, оплачиваемые его фирмой, фокусировались на многих женщинах с обвинениями, Бойз сказал, что он только знал о работе, которая велась в отношении Макгоуэн, чьи обвинения Вайнштейн отрицал. «Учитывая то, что было известно в то время, я подумал, что вполне уместно расследовать именно то, что его обвиняли в этом, и выяснить, есть ли факты, которые опровергли бы эти обвинения»,  сказал он.

Из его представления Вайнштейна в целом он сказал: «Я не считаю, что бывшие юристы должны критиковать бывших клиентов». Но он выразил сожаление. По мнению юриста, если бы люди раньше принимали меры, было бы лучше для Вайнштейна.

Вайнштейн также привлек двух бывших своих сотрудников: Дениз Дойл Чамберс и Памелу Любелл. Он сказал им, что собирается издать книгу об основанной им киностудии «Мирамакс». И они занялись поиском людей, которые могли бы принять участие в издании книги. Вайнштейн тайно поделился списками, которые они составили с помощью Black Cube.

Несколько недель спустя, в августе, после того, как они составили список, Вайнштейн вызвал сотрудников в офис и сказал, что книга задерживается и попросил их начать звонить людям, связанным с несколькими актрисами. «Это стало подозрительным,  вспоминал Любелл. «Мы не знали этих людей, и внезапно это было чем-то очень отличным от того, на что мы подписались». Несколько женщин позже сказали, что они чувствовали, что звонки, которые они получили от Любелл и Чамберса и от самого Вайнштейна , были пугающими.

Любелл рассказала также, что в начале октября, когда опубликовали первое крупное расследование, Вайнштейн вызвал ее, Чамберс и других членов команды, включая адвоката Лизу Блум, которая с тех пор подала в отставку, в свой офис. «Он был в панике,  вспоминала Любелл. После того, как газета опубликовала статью, команда попыталась ответить на нее, используя фотографии из электронных писем Kroll, которые показывали постоянный контакт между Вайнштейном и женщинами, которые выдвигали обвинения. «Он кричал на нас: "Отправьте их членам совета!"»,  вспоминала Любелл. 

Поскольку обвинения против Вайнштейна стали общедоступными, Любелл не могла остаться равнодушной. Она сказала, что, хотя она и знала, что Вайнштейн «был хулиганом и обманщиком», она «никогда не думала, что он хищник».

После года согласованных усилий кампания Вайнштейна по отслеживанию и сдерживанию его обвинителей рухнула. Однако некоторые из затронутых женщин заявили, что использование Вайнштейном частных охранных служб еще больше усугубило проблему. «Меня это испугало,  сказала Анабелла Шиорра, тоже обвиняющая режиссера в изнасиловании,  потому что я знала, что это значит, что Харви будет угрожать. Я боялась, что он найдет меня». Макгоуэн сказала, что агентства и юридические фирмы ухудшили поведение Вайнштейна, и она ощущала растущее чувство паранойи. «Это было похоже на фильм "Газовый свет"»,  сказала она мне. «Все лгали мне все время». Про прошедший год она сказала: «Я жила в зеркальном доме из парка развлечений».

*Ронан Фэрроу – американский активист, журналист и бывший советник Правительства США. Стал известен благодаря расследованию дела Вайнштейна. По словам Фэрроу, в процессе его работы над расследованием сам Харви Вайнштейн пытался давить на него и угрожал судом.