Практика
27 марта 2018, 8:26

Квалифицируй это: суды и ошибки в названиях договоров

Квалифицируй это: суды и ошибки в названиях договоров
В Гражданском кодексе нет таких понятий, как юридическая квалификация и переквалификация сделки. Однако на практике судам часто приходится этим заниматься – например, если стороны договора намеренно или по ошибке назвали его неправильно или не назвали вовсе. Какие договоры суды переквалифицируют чаще всего, как это происходит и на что стоит обратить внимание, чтобы не ошибиться с видом обязательства.

Когда возможна переквалификация

Если между сторонами договора возникает спор и он доходит до суда, последний обязан проверить, правильно ли стороны определили вид обязательства, и в случае необходимости переквалифицировать такой договор (ст. 431 ГК), то есть применить к нему соответствующие нормы закона. Дело в том, что само по себе название договора не носит определяющего характера, важно прежде всего его содержание, цели заключения, права и обязанности сторон. Еще в 2007 году ВАС высказал правовую позицию, согласно которой суду необходимо дать толкование условиям заключенного сторонами договора и на основании этого решить вопрос о применимости правовых норм о конкретных видах договоров, не ограничиваясь общими нормами об обязательствах. В судебной практике даже выработался подход, по которому под юридической квалификацией сделки понимается определение вида договора, его существенных условий и последствий (N Ф09-1045/03-АК, N А69-909/03-8-Ф02-4405/03-С1; N А11-8195/2003-К2-Е-3412). 

Судебная переквалификация не нарушает принцип свободы договора. "Свобода договора заключается в возможности сторон заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами, а также определить его условия. При этом свобода договора не дает права заключать одну сделку, когда имеется в виду совсем другая", – объяснила адвокат КА города Москвы "Барщевский и партнеры" Елена Михалевич. "Свобода договора не может распространяться на ситуации, когда речь идет о заведомом нарушении прав третьих лиц. Кроме того, необходимо иметь в виду, что принцип свободы договора ограничен императивными нормами права. Каждому виду договора присущи определённые нормы, и, заключая договор, мы не можем их игнорировать", – согласился юрист Saveliev, Batanov & Partners Максим Белозеров.

Необходимость переквалификации может быть вызвана либо недобросовестностью (обеих сторон договора или одной из них при заключении ими притворной сделки; ст. 170 ГК), либо заблуждением сторон. В первом случае суд производит переквалификацию в целях защиты прав третьих лиц, не участвующих в сделке. Во втором – в целях определения применимых к правоотношению норм права для законного разрешения спора.

Чтобы признать сделку притворной, нужно доказать, что стороны путем заключения одного договора умышленно пытались прикрыть иной договор (ст. 170 ГК). Сделка является притворной, например, когда акционер общества с целью обойти преимущественное право иных акционеров заключает договор дарения акций, а впоследствии выясняется, что акции были оплачены одаряемым. В этом случае суд должен переквалифицировать договор дарения в договор купли-продажи. Другой пример притворной сделки: договор дарения третьему лицу небольшого процента доли в уставном капитале ООО и последующий договор купли-продажи ему же оставшейся доли. "По сути эти два договора прикрывают один договор купли-продажи доли третьему лицу, не являющемуся участником общества. Стороны часто использовали такой механизм, чтобы обойти право преимущественной покупки, пока Верховный суд не пресек эту практику", – рассказала старший юрист АБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Евгения Евдокимова.  

Стороны могут заблуждаться и неправильно назвать договор. В некоторых случаях вид обязательства настолько неочевиден, что ошибки совершают даже судьи. Например, по одному из дел стороны заключили договор поставки, а затем одна из них нарушила срок. Суд первой инстанции посчитал, что это является существенным нарушением условий договора, а значит, у покупателя есть право на односторонний отказ от его исполнения (ст. 523 ГК). Суд применил соответствующие нормы о поставке и отказал поставщику во взыскании задолженности, при этом удовлетворив встречный иск покупателя о взыскании аванса. Апелляция, рассмотрев жалобу "поставщика", отменила решение суда первой инстанции, удовлетворила требования истца и отказала во встречном иске. Основанием для отмены явилась в том числе переквалификация договора поставки в договор подряда – суд пришел к выводу, что сторонами заключен именно такой договор. При этом нормы о подряде предусматривают, что подрядчик вправе удерживать результат работ до оплаты договора. Поскольку заказчик не полностью исполнил обязательства по оплате, имело место не нарушение срока поставки, а удержание результата работ (N А32-5202/2016). В другом деле суд, наоборот, необоснованно переквалифицировал договор. Налоговая инспекция посчитала, что банк не может страховать перевозимые инкассируемые деньги, поскольку не имеет интереса в сохранении этого имущества ввиду отсутствия у него права собственности. Поэтому ФНС сочла неправомерным учет спорных затрат в качестве страховых премий по добровольному страхованию грузов. Инспекция и суды трех инстанций посчитали, что указанные выплаты должны рассматриваться как расходы по страхованию риска ответственности банка перед клиентами по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда имуществу других лиц, а они в силу ст. 263 НК не подлежат учету для целей налогообложения прибыли. Высший арбитражный суд отменил нижестоящие акты, указав, что заключение договора страхования имущества не ставится в зависимость от наличия права собственности или иного комплекса прав на имущество, в связи с чем суды не могли переквалифицировать договоры имущественного страхования (N 16805/2012). 

В ситуациях, когда договор вообще никак не назван, суду приходится квалифицировать его определенным образом, чтобы иметь возможность правильно разрешить спор. 

Какие договоры "в зоне риска"

Пример с договором поставки, который в действительности оказался договором подряда, не случаен. Эксперты считают, что именно с ним чаще всего возникает путаница. При этом, по словам руководителя Арбитражной практики VEGAS LEX Виктора Петрова, договор подряда путают не только с договором поставки, но и с договором оказания услуг.

Проблемы также вызывают инвестиционные договоры. Согласно постановлению Пленума ВАС от 11.07.2011 № 54, суд может квалифицировать инвестиционный договор на строительство недвижимости в качестве договора купли-продажи, договора подряда или договора простого товарищества вне зависимости от его наименования. При этом выбор между этими конструкциями производится исходя из условий договора и соотношения прав и обязанностей сторон. "Инвестиционные договоры часто переквалифицируют в договоры займа, гражданско-правовые – в трудовые, комиссии и дарения – в куплю-продажу", – сообщила юрист КА "Юков и партнёры" Екатерина Баглаева.

Старший юрисконсульт ФБК Право Александра Сусарова рассказала о ситуации, когда компании заключили договор займа, по условиям которого его возврат должен был осуществляться путем поставки товара в железнодорожных вагонах. Займодавец обратился в суд с требованием о взыскании с контрагента задолженности, заемщик заявил встречный иск – о признании договоров незаключенными. При рассмотрении спора суды установили, что деньги по договору займа не передавались, и переквалифицировали его в договор поставки. Но поскольку из договора не было понятно ни наименование, ни количество товара, который заемщик должен был вернуть займодавцу, суды признали предмет договора несогласованным, а сам договор – незаключенным (№ А03-12279/2012). Еще один пример с договором займа: при банкротстве общества его участник потребовал включить в реестр основанные на договоре займа требования. Суды трех инстанций удовлетворили его иск, но ВС с этим не согласился. Он обратил внимание, что перед банкротством участник общества может использовать заем вместо механизма увеличения уставного капитала – это позволит ему искусственно нарастить подконтрольную кредиторскую задолженность для того, чтобы в дальнейшем уменьшить количество голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов. Поскольку при рассмотрении этого дела была установлена противоправная цель участника при заключении договора займа и его притворность, суд переквалифицировал заем в увеличение уставного капитала и отказал во включении требований участника в реестр (№ А32-19056/2014). А Михалевич напомнила: возврат денег в случае, когда в качестве займа были переданы вещи, не позволяет отнести такую сделку к договору займа. Скорее всего, суд в этом случае переквалифицирует договор займа в договор купли-продажи.

Случается, что суды квалифицируют подписанный директорами сторон протокол встречи в качестве самостоятельного договора, а предварительный договор – в качестве основного. "А в деле с нашим участием решался вопрос о возможности оценки в качестве самостоятельного договора документа, озаглавленного как акт приема-передачи имущества, которое передавалось в дополнение к ранее переданному по договору аренды. При этом впоследствии в результате такой квалификации могли возникнуть дополнительные обязательства на сумму более 1 млрд руб.", – рассказал партнер Dentons, к. ю. н. Роман Зайцев. Юрист ЮК "Хренов и партнеры" Сергей Морозов напомнил, что деньги нельзя арендовать, поскольку они являются родовыми потребляемыми вещами: "Поэтому если стороны заключат договор аренды денег, совершенно очевидно, что такой договор по своей сути является договором займа и подлежит переквалификации".

Процедура переквалификации

Если требуется переквалификация договора, суд выносит этот вопрос на обсуждение сторон. Впоследствии суд должен указать мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались участвующие в деле лица (п. 9 постановления Пленума ВС от 23.06.2015 № 25). Однако в некоторых случаях вопрос о переквалификации может даже не обсуждаться в судебном заседании. "Суд просто определяет правовые последствия исходя из положений законодательства, относящихся к тем отношениям, которые фактически возникли", – сообщил партнер "Пепеляев Групп" Юрий Воробьев. 

Переквалификации могут быть подвержены отдельные части договора. "Например, раньше суды переквалифицировали положения договоров о заранее установленных убытках в положения о неустойке, что влекло возможность снижения размера заранее оценённых убытков", – рассказал Белозеров.

Не стоит забывать, что стороны вправе заключить непоименованные договоры (п. 2 ст. 421 ГК). Если из предмета и содержания договора следует, что он непоименован, правила об отдельных видах договора к нему применяться не будут. При оценке судом, является ли договор непоименованным, принимается во внимание не его название, а предмет договора, действительное содержание прав и обязанностей сторон, распределение рисков и другие обстоятельства (п. 5 постановления Пленума ВАС о свободе договора). "Раньше была широко распространена практика, когда суды, сталкиваясь с непоименованным договором, называли его смешанным и применяли к нему соответствующие нормы, в том числе императивные, вместо общих норм об обязательствах, аналогии права и закона. Впрочем, нельзя не отметить, что с принятием постановления Пленума ВАС о свободе договора эта практика стала меняться в положительную сторону: теперь суды признают непоименованные договоры и применяют к ним нормы о поименованных по аналогии закона только тогда, когда спорный вопрос нельзя решить исходя из общих норм обязательного права", – рассказал Морозов. "В первую очередь суд должен руководствоваться положениями самого договора, а не правилами об аналогичных договорах. Следовательно, даже при переквалификации договора в непоименованный суд не может проигнорировать его действительные условия", – отметил партнер практики по разрешению споров Goltsblat BLP Иван Веселов. Кстати, правильность этой позиции подтвердил ВС (№ 307-ЭС15-1642). Однако на практике случаются исключения. "Дело в том, что с психологической точки зрения судьям проще не признавать договор непоименованным, а квалифицировать его определенным образом – даже если стороны имели в виду нечто другое", – заявила Сусарова. 

***

Как не ошибиться с квалификацией? "Прежде чем называть договор определенным образом, сторонам нужно установить цель его заключения, найти соответствующую этой цели правовую конструкцию и обеспечить наличие в договоре существенных условий, свойственных такой конструкции", – советует директор Юридической практики KPMG в России и СНГ Алексей Абрамов. "Для правильной квалификации сделки нужно исходить из критериев того или иного договора, а также учесть, какие фактически отношения складываются между сторонами и какие последствия они влекут", – согласилась Михалевич. "Также помогает переписка между сторонами, в которой может фиксироваться намерение заключить договор именно определенного вида", – сообщил Петров. В конце концов, если стороны не уверены в том, как правильно назвать договор, всегда есть вариант именовать его просто "договор".