ПРАВО.ru
Практика
28 июля 2020, 12:24

Верховный суд разбирался, заплатят ли за неотгулянный отпуск

Верховный суд разбирался, заплатят ли за неотгулянный отпуск
Сотрудница ФСИН уволилась и решила получить почти 600 000 руб. компенсации неотгулянных отпусков за девять лет. Но сделать это оказалось не так просто. Две инстанции не смогли разобраться, был ли отпуск на самом деле или нет. На что нужно смотреть суду в таких делах, указала коллегия по гражданским спорам ВС.

Ни отпуска, ни компенсации

14 лет Анна Альхоева* проработала в УФСИН по Республике Адыгея главным бухгалтером и ушла в 2018 году по выслуге лет. При увольнении она получила компенсацию за 24 дня отпуска в 2016 году. Но оказалось, что у нее остались и другие неотгулянные дни (за девять лет). Поэтому Альхоева решила получить деньги. Сначала в УФСИН решили выплатить компенсацию за шесть лет, но после служебной проверки решение отменили. Проверяющие пришли к выводу, что Альхоева ходила в отпуска по косвенным свидетельствам. Например, за санаторно-курортное лечение ей выплачивали компенсацию, которую дают сотрудникам правоохранительных органов только на основании отпускного удостоверения. А сроки хранения кадровых документов за 2004–2008 годы истекли.

Три удалёнки: юристы оценили законопроект о дистанционной работе

Альхоева обратилась в суд. В иске она просила взыскать с работодателя компенсацию в размере 587 808 руб. В первой инстанции в иске отказали и сослались на результаты служебной проверки. Суд напомнил, что запрещено оставлять сотрудников уголовно-исправительной системы без отпуска два года подряд. В апелляции, ВС Республики Адыгея, иск удовлетворили частично и постановили взыскать в пользу Альхоевой компенсацию за отпуска с 2004 по 2008 год в размере 288 461 руб. Согласно указанию суда, именно работодатель должен доказывать, что отпуска действительно предоставлялись, а он не смог представить ни графики отпусков, ни рапорты, на основании которых можно было подтвердить позицию. 

Как разрешить спор об отпуске

Представители УФСИН обжаловали решение в Верховном суде. Коллегия под председательством судьи Людмилы Пчелинцевой увидела нарушения в решении апелляции. В определении (дело № 24-КП9-8) коллегия указала, что сотрудникам внутренних дел нельзя заменять отпуск компенсацией, кроме случаев, когда речь идет об увольнении (ч. 1 ст. 45 Положения о службе в ОВД). Отпуск должны предоставить в течение календарного года в соответствии с планом, кроме тех, кому по закону можно соединять отпуск за два года (ч. 2 ст. 46 Положения). Контролирует процесс кадровая служба. Случаи, когда отпуск можно перенести или продлить, указываются отдельно. Например, временная нетрудоспособность или выполнение обязанностей по работе. В случаях крайней служебной необходимости очередной ежегодный отпуск можно перенести на другой срок, но только приказом за подписью начальника. А в исключительных случаях с согласия сотрудника отпуск можно перенести и на следующий год, указал ВС на правила предоставления отпусков сотрудникам ОВД.

Чтобы определить, был ли у сотрудника отпуск, нужны подтверждающие документы: сведения о наличии соответствующего рапорта с резолюцией руководителя за спорные годы, годовые планы отпусков, журнал учета, а также данные о выплате компенсаций за санаторно-курортное лечение. Применительно к делу коллегия отметила, что изначально решение заплатить компенсацию за отпуска приняла и. о. бухгалтера. Она указала в рапорте, что отпускные дни сотрудником не отгуляны. Но никаких других данных, в том числе о количестве накопившихся дней, в нем не было. Коллегия также отметила, что заключение о результатах служебной проверки, на которое ссылается УФСИН, никто не обжаловал. 

У документов с 2004 по 2008 год истекли сроки хранения. Но сам по себе факт отсутствия сведений об отпусках не говорит, что их не было, указал ВС.

Апелляция также не отразила мотивы, по которым одни доказательства приняла, а другие – отвергла, и не объяснила, почему одним доказательствам отдан приоритет перед другими, обратили внимание в ВС. В итоге суд отменил определение и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию (ещё не рассмотрено).

Комментарий юриста

Нужно помнить, что получить за неиспользованный ежегодный оплачиваемый отпуск компенсацию можно только при увольнении, напоминает Юрий Иванов, советник практики трудового права BCLP Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP

В период длящихся трудовых отношений «обналичить» отпуск нельзя.

Важно понимать и то, что с точки зрения закона не работник берет отпуск, а его предоставляет работодатель, а для этого составляется график отпусков. Его необходимо составить и утвердить в декабре предшествующего года с учетом пожеланий работника или без учета – тут на усмотрение организации. После этого график становится обязательным и для работника, и для работодателя. «То есть по закону работодатель обязан каждый год «выгонять» работника в отпуск в соответствии с графиком. И не так важно, хочет сам работник или нет», – поясняет Иванов.

При этом в исключительных случаях отпуск или его часть можно перенести на следующий календарный год.


Неотгулянный отпуск: что можно сделать?

– Если работник не отгулял часть дней отпуска в 2019 календарном году (например, 10 дней), то, согласно ТК, эти дни переносятся на следующий календарный год. В график отпусков на 2020 год работодатель должен запланировать работнику отпуск продолжительностью уже не 28 календарных дней, а 38 дней (то есть 28 дней за 2020 год + 10 дней за 2019 год).

– Если работник не отгулял часть дней отпуска в 2016, 2017 или 2018 календарном году, то использовать эти дни в 2020 году работник формально уже не может. Ведь ТК позволяет переносить отпуск только на следующий год, но не на год и два вперед. Следовательно, требовать от работодателя предоставления отпуска за прошедшие годы или требовать компенсации за эти дни (до момента увольнения) работник не вправе. 

Вместе с тем на практике, если обе стороны согласны, работник может отгулять неотгулянные отпуска. Это не соответствует ТК, но не нарушает прав работника, а потому воспринимается нормально контролирующими органами.

Неотгулянные отпуска – «хвосты» отпусков – одна из самых опасных историй для работодателей, говорит Елена Кожемякина, управляющий партнер юридической фирмы BLS BLS . ГИТ при проверке очень ревностно изучает эту тему, а последствия могут быть серьезными. Это и штраф за такой «хвост» на каждого сотрудника, и необходимость в течение месяца предоставить все накопившиеся дни. Более того, нельзя не отпускать сотрудника в отпуск два года подряд. 

«В нашей практике был случай, когда ГИТ при проверке увидела «хвосты» за много лет, а инспектор усмотрел в этом признаки ст. 127.2 УК («Использование рабского труда»). А это уже серьезное уголовное преследование. К счастью, тогда его вывод дальше не пошел, но можно только догадаться, что испытал работодатель», – рассказывает Кожемякина.

Что касается рассмотренного в ВС дела, то тут речь идет о закрытой и нечетко выстроенной системе отпусков, считает юрист.

ТК требует, чтобы был график отпусков, а это ахиллесова пята работодателей. Их не составляют, не контролируют. Часто по факту схема простая: человек пишет заявление на отпуск, его отпускают. Контроля никакого нет. Именно отсутствие нужных документов и подписей становится причиной многих проблем.

Елена Кожемякина, управляющий партнер юридической фирмы BLS BLS

Даже специальное учреждение со своими правилами должно соответствовать ТК. Именно неправильная работа кадровой службы в организации привела в суд:  сотрудник смог оспорить предоставление ему отпусков за много лет, а работодатель не смог сразу и четко подтвердить, были ли вообще отпуска. При этом многое опиралось на косвенные признаки и доказательства. Например, компенсация за санаторное лечение, которая начисляется только при выдаче отпускного удостоверения.

Если работнику действительно не предоставляли отпуск более чем 10 лет, это серьезное нарушение, но сотруднику будет сложно это доказать. «Это показывает, что недобросовестный сотрудник имеет все шансы обратиться в суд и получить с компании деньги, если система отпусков плохо налажена», – говорит Кожемякина. 

* – имена и фамилии участников спора изменены редакцией.