ПРАВО.ru
Must-read
1 сентября 2022, 8:43

Бакалавриат vs специалитет и другие проблемы юридического образования

Бакалавриат vs специалитет и другие проблемы юридического образования
Дискуссии на тему, что лучше — бакалавриат или специалитет, продолжаются. Но неопределенность в этом вопросе не единственная проблема образования в целом и обучения юристов в частности. Возможная переработка программ из-за текущей ситуации в мире, отставание дисциплин от практики и ее недостаточное количество — эти и другие проблемы выделили преподаватели и недавние студенты ведущих вузов. Они предложили пути решения.

Специалитет или Болонская система

В мае 2022-го министр образования и науки Валерий Фальков высказал намерение уйти от двухуровневой Болонской системы. «Будущее за нашей собственной уникальной системой образования, в основе которой должны лежать интересы национальной экономики и максимальное пространство возможностей для каждого студента», — заявил Фальков изданию «Коммерсант». 

Процесс получения юридического образования тоже разделен на бакалавриат и магистратуру. Эксперты оценивают разделение по-разному. 

На проблемы в бакалавриате обращает внимание Илья Сокольщик, декан юридического факультета Государственного академического университета гуманитарных наук, председатель Комиссии по высшему юридическому образованию московского отделения Ассоциации юристов России. По его мнению, юридическому бакалавриату у нас не совсем удалось стать именно бакалавриатом, а не сжатым специалитетом. Бакалавриат — это довольно свободная, незарегулированная ступень высшего образования. Там студенту должны предоставить право на основе определенной им траектории выбирать из палитры дисциплин те, что ему наиболее интересны и при этом позволяют переходить на смежные направления без потери курса. Все это сегодня крайне затруднено в бакалавриате по праву, отмечает Сокольщик.

Бакалавриат критикует и Даниил Антонов, главный юрист АБ Ильюшихин и партнеры Ильюшихин и партнеры Региональный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) 10место По выручке , старший преподаватель кафедры финансового права НИУ ВШЭ СПБ.

В условиях четырехлетнего бакалавриата времени на обучение не хватает. Фактически это три с половиной года. Остальные полгода — практика и диплом.

Даниил Антонов

Юрист обращает внимание, что для изучения базовой юриспруденции необходим пятилетний бакалавриат. А магистратура нужна тем студентам, которые хотят получить конкурентные преимущества при устройстве на работу за счет более глубокого понимания права, или же тем, кто желает продолжить учебу в аспирантуре.

Из слов экспертов можно сделать вывод, что разделение на бакалавриат и магистратуру скорее проблема, чем достоинство юридического образования. А для начинающих специалистов, которые ищут престижную работу, уровень образования может стать конкурентным преимуществом. Предпочтение могут отдать кандидату, закончившему или планирующему закончить магистратуру.

Проблемы юробразования

Булат Назмутдинов, директор бакалаврской программы «Юриспруденция: междисциплинарные исследования» РАНХиГС, перечисляет несколько болевых точек.

  • Кризис юридического образования как узкоспециализированного

К юристу все чаще предъявляют требования знать что-то еще помимо права, например основы знаний социальных наук — социологии, психологии, экономики; иметь первичные цифровые компетенции; владеть навыками письма и не только юридического. Но с учетом перехода от пятилетнего к четырехлетнему обучению времени стало еще меньше. Возрастает роль самообразования и тех внеюридических предметов, которые студент изучает в университете. «Набор таких предметов не должен быть случайным или навязанным. Студент должен определять их исходя из своих предпочтений, особенно на старших курсах», — отмечает Назмутдинов.

  • Требование практикоориентированности

От юридического образования требуют практических знаний. И некоторые считают провалом, что студентам их не дают. Но это не задача университета, по крайней мере, не только его, считает Назмутдинов: «Университет закладывает основу, а практический опыт студент должен получить уже самостоятельно. Цель университетского образования — создать панорамное видение мира, «научить учиться», создать основы самостоятельного поиска». Университет — это не завод и не мастерская, заточенные под конкретный результат, объясняет Назмутдинов.

С тем, что задача образования — развивать критическое мышление, соглашается Стефания Решетникова, старший юрист антимонопольной практики Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) , старший преподаватель кафедры конкурентного права ИПНБ РАНХиГС.

Необходимо научить студентов ориентироваться в системе правовых актов, критически мыслить, рассуждать и аргументированно отстаивать свою точку зрения.

Стефания Решетникова

Вызовы юридическому образованию 

Тихон Подшивалов, заведующий кафедрой гражданского права и гражданского судопроизводства, заместитель директора по научной работе Юридического института Южно-Уральского государственного университета, дополняет выводы коллег о проблемах юридического образования. К ним эксперт относит:

  • Рост конкуренции между юридическими факультетами вузов за абитуриентов. По мнению Подшивалова, это вынудит вузы развивать новые методики юридического образования и станет импульсом для роста.
  • Усложнение из-за сложившейся ситуации выезда за рубеж на обучение в заграничных вузах и рост запроса на качественное образование внутри страны.

Сокольщик отмечает, что текущие события повлияют на российское юридическое образование, прежде всего, в связи с выходом России из Совета Европы (обращаться в ЕСПЧ российским гражданам разрешено только по фактам, которые произошли до 16 сентября 2022 года). По мнению эксперта, по многим дисциплинам придется перерабатывать программы, курсы о Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ) и ЕСПЧ могут со временем и вовсе отменить.

Происходящие события окажут колоссальное влияние на преподавание междисциплинарных предметов, где переплетены право и экономика. Например, право ВЭД, правовое регулирование рынка ценных бумаг, банковского сектора.

Илья Сокольщик

Пути решения проблем образования

Говоря о Болонской системе, Сокольщик предлагает, кроме прочего, вернуть пятилетнее юридическое образование на первой ступени, а вторую ступень сократить до одного года и посвятить ее углублению знаний в узкой научно-практической сфере. Такая однолетняя магистратура с обязательной дипломной работой могла бы, по мнению эксперта, помочь выработать научно-практические навыки и послужить хорошей проверкой способностей перед аспирантурой. Ее легче организовать и реализовать, она будет более понятна и доступна обучающимся, которые зачастую и так устали учиться после бакалавриата. Важно, чтобы такая магистратура перестала быть самостоятельным юридическим образованием, как сейчас, когда без бакалаврского диплома выпускник магистратуры имеет те же права, что и бакалавр, отмечает Сокольщик.

Назмутдинов предлагает:

  • Создать две модели юробразования. Юридическое образование могло бы дать базу для дальнейшего развития управленцам, предпринимателям, философам и даже социологам. По мнению эксперта, было бы хорошо создать две траектории: монопрофессиональную и междисциплинарную. В рамках первой юристы готовились бы к практической деятельности, в рамках второй — была бы возможность получить представление о смежных дисциплинах.
  • Сохранять и развивать научные связи. В связи с реформой университетской структуры — усилением роли менеджеров, ослаблением кафедр и иных академических институтов — Назмутдинов считает важным сохранить научную составляющую. 
  • Независимо оценивать знания. Назмутдинов отмечает, что его коллеги выдвигают идею независимой оценки качества юридического образования сообществом юристов. Эксперту эта идея кажется здравой. «Думаю, эта оценка может существовать параллельно с итоговыми внутриуниверситетскими экзаменами», — считает Назмутдинов.

Такие проблемы юридического образования и пути их решения видят преподаватели. Но образование — это двухсторонний процесс. У студентов тоже есть мнение о том, чего не хватает и что нужно поменять.

Мнение студентов о проблемах и способах их решения

Виктория Шанаурова, выпускник 2016 года Института юстиции Уральского государственного юридического университета, ведущий юрисконсульт в банке, считает, что в университете мало практики. Поэтому после второго курса, когда студент уже знает, что такое срок исковой давности, юридическое лицо и как устроена судебная система, следует предусмотреть год практики под наставничеством практикующего юриста, арбитражного управляющего, судьи, следователя или эксперта, считает Шанаурова. Кроме того, программа быстро отстает от жизни. «Никто в университете не говорит о правовом регулировании криптовалюты или юридическом сопровождении лицензионных программ. Все изучается в общей плоскости отрасли, никакого обновления программы не происходит. Зачастую даже контрольные работы и тесты такие же, как были 5–6 лет назад, что позволяет все списать у выпускников и не переживать», — отмечает Шанаурова.

А еще разные преподаватели в одном вузе могут придерживаться разных подходов к тем вопросам, на которые нет однозначного ответа в законе или практике, отмечает Лидия Печерина, магистрант НИУ ВШЭ СПБ (программа «Гражданское и коммерческое право»), практикующий юрист. Конечно, это само по себе это нормальное явление для юриспруденции, считает она.

«В обучении, возможно, стоило бы чаще предлагать студентам разные мнения, чтобы они попробовали обосновать ту точку зрения, которую выбрали, а не следовать единственно правильному, по мнению лектора, решению», — считает Печерина.

Надо совершенствовать методику преподавания, а именно изменять формат ежедневных занятий, предлагает Анна Казимир, выпускница 2020 года Института бизнес-права МГЮА имени О. Е. Кутафина (бакалавриат), юрист в адвокатском кабинете А. А. Расторгуевой. Например, следует уходить от классических лекций к дискуссиям со студентами о проблемных вопросах дисциплины. Казимир полагает, что будет эффективно внедрить в образовательный процесс больше case study — обучения на примере конкретных ситуаций: теорию отрабатывают на задаче и студент уже применяет изученную норму на практике. Для этого создают типовую обстановку или берут пример из жизни, а студент должен применить норму, подкрепить ее судебной практикой. 

 «Тенденция к ориентированию на практику, больше внимания к таким направлениям, как legal design, юридическое письмо, переговоры и медиация, софт-скилы, должны улучшить качество образования», — отмечает Казимир.