Сюжеты
15 июня 2017

В рублях или в евро: ВС рассказал, в какой валюте считать стоимость сделки

В рублях или в евро: ВС рассказал, в какой валюте считать стоимость сделки
Фото с сайта novostimira.net

Колебания курсов – болезненная тема. Иногда стороны прописывают цену договора в валюте, надеясь обезопасить себя от скачков курса, а потом сами же оказываются в проигрыше. Подобная ситуация произошла недавно с одной компанией. Ей пришлось расторгнуть договор, в котором указана цена в рублях и в евро, и вернуть деньги по нему. Как это правильно сделать, рассказал Верховный суд.

Павел Ильин* купил у ООО "Вип Круиз Интернешнл" круиз. Согласно туристскому договору, цена круиза указана и в рублях, и в евро, но сам круиз оплачивается в рублях по курсу ЦБ плюс 2% на день оплаты. То есть цена в рублях может меняться в зависимости от курса евро. Для оплаты круиза Ильину направлялись заявки, в которых была указана цена только в евро. В итоге Ильин несколькими платежами отдал за круиз 4 306 582 руб., эквивалентных €87 842 (курс на тот момент составлял около 48,06 руб. за €1).

За 17 дней до начала путешествия на круизном лайнере случился пожар, и ООО "Вип Круиз Интернешнл" сообщило, что тур не состоится. Общество предложило покупателю организовать альтернативный круиз либо вернуть деньги. Ильин выбрал второй вариант и получил от ООО "Вип Круиз Интернешнл" 4 214 740 руб. (почему была возвращена именно такая сумма, не сообщается).

Ильин с такой суммой не согласился и обратился в суд. Он заявил, что ООО "Вип Круиз Интернешнл" должно было пересчитать стоимость круиза по действующему курсу (который на тот момент составлял 77,97 руб. за €1) и вернуть ему 6 849 040 руб. (€87 842 * 77,97 руб./€). Поскольку часть денег ему уже отдали, истец просил суд взыскать в свою пользу невозмещённую стоимость круиза в размере 2 634 300 руб. (6 849 040 руб. – 4 214 740 руб.), неустойку за нарушение права потребителя на возврат денег, компенсацию морального вреда, судебные расходы и издержки, связанные с рассмотрением дела.

Измайловский районный суд, а вслед за ним и Мосгорсуд Ильину отказали. Они решили, что стоимость тура в евро отражена в договоре для дополнительной информации, однако определяющую роль в расчётах играет стоимость в рублях, поскольку счета выставлялись и оплачивались в рублях. 

Тогда Ильин обратился в Верховный суд. Тот напомнил: если обязательство подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной иностранной валюте, эта сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты на день платежа (п. 2 ст. 317 ГК). ВС указал, что нижестоящие суды не дали оценку тому обстоятельству, что Ильин выплачивал деньги, определённые договором в евро, по курсу на 2% выше установленного ЦБ на день оплаты с учётом его роста в период платежей. В связи с этим ВС отменил определение и направил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию (№ 5-КГ17-15). Повторно дело еще не рассматривалось.

Советник практики разрешения споров Lidings Александр Попелюк согласен с выводами ВС: "Ошибка нижестоящих судов заключалась в том, что они перепутали валюту долга с валютой платежа, посчитав, что последняя определяет первую. Между тем, если стороны договорились о конкретной цене в евро, то туристическая компания должна была вернуть полученный платёж по курсу на дату обращения клиента с таким требованием. В противном случае туристическая компания незаконно обогатилась, невзирая на то, что буквально вернула клиенту его деньги". 

"ВС в очередной раз обратил внимание на то, что существуют "две валюты": валюта долга и валюта платежа. И если с валютой платежа в случае расчетов между резидентами РФ нет сомнения (это рубль), то вот с валютой долга всегда возникают сложности. Для ее определения нужно исследовать обстоятельства и выяснить, о чем все-таки стороны договорились", – отметила адвокат, партнер КА города Москвы "Барщевский и Партнеры" Анастасия Расторгуева. Она добавила, что в этом деле есть несколько сложных моментов: "Во-первых, может показаться, что ведь никто ничего не потерял: потребитель оплатил около 4 млн руб. и получил примерно столько же, почему он должен получить еще 2 млн руб.? Однако такое предположение ошибочно, ведь pacta sunt servanda ("договоры должны соблюдаться"). Включая условие о цене в евро, вероятно, компания хотела не прогадать. Но предпринимательская деятельность основана на риске, а значит, нужно было учесть скачок курса в другую сторону. Кроме того, может быть, эти деньги потребитель хранил в евро и смог бы заработать. Во-вторых, в указанном случае сильная сторона обидела слабую – потребителя. Конечно, суд может с чистой совестью встать на его защиту. А вот если бы была обратная ситуация или если было бы две слабых стороны – два гражданина, – принимать решение, наверное, было бы сложнее".

Юрист ЮФ "Авелан" Павел Шефас уверен, что правовой вопрос здесь можно поставить интереснее: "Если договорное обязательство сторон прекратилось, как это указано в судебном акте (отказ истца от договора), то сохраняется ли в силе условие договора о валюте долга при возврате уплаченного? Иными словами, если покупатель должен платить по курсу валют, то должен ли продавец потом возвращать деньги по текущему курсу валют, если договор расторгнут? Речь могла идти о конкуренции договорного обязательства и обязательства из неосновательного обогащения при возврате сторон в первоначальное положение (абз. 2 п. 4 ст. 453 ГК). Если применять правила неосновательного обогащения, то можно прийти к выводу об отказе в иске. Если как бы разворачивать обязательства сторон на 180 градусов, сохраняя условия договора, то иск должен быть удовлетворен. На мой взгляд, условие о валюте платежа должно сохраняться". Про неосновательное обогащение вспоминает также партнер ПБ "Олевинский, Буюкян и партнеры" Магомед Газдиев: "В заявках и счетах сумма платежа указывалась в евро с оговоркой: "в рублях по курсу ЦБ РФ + 2% на день оплаты". Поскольку судами первой и апелляционной инстанций этому обстоятельству не была дана необходимая оценка, невозможно судить о том, являются ли "+ 2%" договорным условием. А между тем в случае, если в договоре такое условие прямо не оговорено, на стороне ответчика возникло неосновательное обогащение в размере 2% от суммы договора, которое впоследствии также может быть взыскано в пользу истца".

*  имя и фамилия изменены редакцией