"Налоговое дело без претензий": эксперты оценили кейс IKEA

"Налоговое дело без претензий": эксперты оценили кейс IKEA
Фото с сайта academic.ru

Спустя пять лет после продажи долей в российских дочках IKEA этой сделкой заинтересовались правоохранители. Следствие считает, что цена соглашения оказалась занижена, что привело к неуплате налогов. По мнению СК, российский бюджет недополучил более 32 млрд руб. Эксперты "Право.ru" объясняют, почему претензии следователей выглядят надуманными и даже нарушают нормы международного права.  

Сделка иностранцев

Немецкая компания IKEA Einrichtungs GmbH, которая владеет европейскими активами одноименного шведского ритейлера в Европе, занималась инвестированием и в РФ. Для упомянутой цели IKEA учредила в России три общества с внушительным уставным капиталом: ИКЕА МОС, ИКЕА ТОРГ и ИКЕА ДОМ. Материнская компания никакой предпринимательской деятельности в России не вела, поэтому все налоги уплачивала в Германии. Летом 2011 года IKEA Einrichtungs GmbH продала свои доли в российских "дочках" нидерландской фирме  Fuprin Holding VI B.V.

В частности, 99,9% "ИКЕА МОС", которая владеет 14 торговыми центрами МЕГА, продавец уступил за €840 млн или 35 млрд руб. Так как сторонами договора купли-продажи являлись зарубежные компании, а все расчеты производились за границей, то налог на прибыль IKEA Einrichtungs GmbH уплатила в Германии. Такой порядок предусматривает ст. 13 Соглашения между РФ и ФРГ "Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество".

Вместе с тем продажу долей удостоверял российский нотариус, который передал информацию о сделке и ФНС, чтобы инспекция внесла изменения в ЕГРЮЛ. На тот момент ни у одного российского госоргана претензий к IKEA Einrichtungs GmbH не было. Они возникли лишь спустя 5 лет, когда обсуждаемыми сделками заинтересовался ГСУ СКР по Московской области.

Новое дело и попытка ареста активов

Правоохранители посчитали, что упомянутое соглашение между РФ и ФРГ не применяется в этой ситуации. Изучая продажу долей, следователи пришли к выводу, что цена сделки сильно занижена: согласно их оценкам активы стоили около $5,6 млрд или 162,4 млрд руб. Таким образом, в российский бюджет не поступило более 32 млрд руб. налогов, посчитал СК. На этом основании осенью 2016 года Следственный отдел по городу Химки ГСУ СКР по Московской области возбудил против IKEA Einrichtungs GmbH уголовное дело за уклонение от уплаты налогов (ч. 2 ст. 199 УК).

Однако спустя 9 часов прокуратура отменила постановление следствия и закрыла дело. Надзорный орган обратил внимание, что в материалах правоохранителей отсутствует заключение ФНС о размере ущерба и сведения о нарушении IKEA российско-немецкого Соглашения об избежании двойного налогообложения. Более того, следователи даже не стали запрашивать у налоговиков сведения о предполагаемой сумме ущерба, что является обязательным по УПК в спорном случае. Прокуратура обнаружила в действиях СК и еще один недочет: следствие не установило умысел IKEA при неуплате налогов.

Тем не менее спустя четыре дня после решения надзорного органа СК снова возбудил аналогичное производство. В рамках расследования этого уголовного дела следователи даже просили Бабушкинский районный суд арестовать активы "ИКЕА МОС" и запретить фирме совершить планируемую реорганизацию. На судебном заседании Следователь ГСУ СКР по Московской области Евгений Иванов указывал на то, что по итогам реорганизации "ИКЕА МОС" налоговые обязательства компании не перейдут к правопреемникам. В этом деле затронуты интересы государства, бюджет может лишиться 32 млрд руб., настаивал правоохранитель. По его словам, арест активов (прим. ред. – стоимость их составляет 867 млн руб.) не создаст угрозу компании и не будет препятствовать ее деятельности: "Это наиболее мягкая мера". Председательствующий судья Антон Мартыненко тогда отказал следствию.

Претензии к следствию

Юристы IKEA с предъявленными обвинениями не соглашаются. Представляющей интересы компании Дмитрий Штукатуров, адвокат, заместитель управляющего АБ АИБ, поясняет, что немецкая компания уже заплатила налоги в Германии: "На основании соглашения между Германией и Россией об избежании двойного налогообложения, мы освобождаемся от уплаты налогов в России в спорном случае". То есть, если налоги и были уплачены некорректно, то доначислять их следует продавцу – IKEA Einrichtungs GmbH, а не российской ИКЕА МОС.

Кроме того, адвокат отметил, что IKEA не имела физической возможности скрыть сделку от российских налоговиков, так как она была зарегистрирована в ЕГРЮЛ 6 сентября 2011 года: "С момента заключения сделки в 2011 году компания не получала никаких претензий о неуплате налогов от ФНС".

Дело IKEA дошло до форума

Обсуждаемое дело уже успело вызвать бурные дискуссии среди экспертов и даже стало предметом обсуждения во время недавнего Красноярского экономического форума. Эксперты КЭФ пришли к выводу, что кейс IKEA в полной мере отражает существующие недостатки налоговой политики (см. "Прозрачная налоговая среда: миф или реальность?"). При наличии неплохого налогового законодательства правоприменение все еще вызывает проблемы.

"Вероятно, в спорном случае конечным бенефициаром выступала немецкая компания, которая получила прибыль от сделки. Тогда ФНС действительно не может обвинять "ИКЕА МОС" в неуплате налогов. И это уже функции немецких налоговых органов – выяснять, была ли занижена цена", – считает руководитель международной практики ЗАО "Сибирское правовое агентство" Ирина Бондаренко. Поступок СК ложится в канву общего тренда по наполнению российского бюджета, но правоохранительные органы занимаются несвойственной им работой – выполняют фискальные функции", – уверен Магомед Газдиев, партнер правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры".

Аналогия с делом "Сименс"

В беседе с "Право.ru" Газдиев привел в пример разбирательство более чем 10-летней давности. Тогда Арбитражный суд Московского округа разбирал спор Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 7 против компании "Сименс Акциенгезельшафт". Первая кассация вслед за судами первой и апелляционной инстанции вынесла решение в пользу иностранного налогового резидента. Это был рядовой спор хозяйствующих субъектов с фискальными органами, исход которого предопределил п. 4 ст.13 соглашения "Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество". Упомянутое положение указывает на то, что налоги на прибыль от продажи прав участия в бизнесе – будь то акции, как в "деле Сименс", или доли, как в нынешнем "деле ИКЕА", – уплачиваются в той стране, резидентом которой является налогоплательщик.

Что же изменилось в российском правопорядке за эти годы столь кардинально, что простое и понятное гражданское "дело Сименс" мутировало в уголовное "дело ИКЕА"?, задается вопросом эксперт. По его мнению, IKEA Einrichtungs GmbH: "Сегодня существенное падение цен на энергоносители вынуждает государство искать новые источники пополнения бюджета, в том числе при помощи фискальных органов". В обсуждаемом деле речь и вовсе идет об игнорировании норм международного права, что можно расценить как крайне тревожный сигнал для бизнеса, считает юрист. Вместе с тем отказ Бабушкинского районного суда в аресте активов "ИКЕА Мос" – безусловно, добрый знак, добавляет юрист.

Эксперты "Право.ru": "Дело IKEA выглядит надуманным"

Правоохранительные органы всегда с особым вниманием относятся к делам, связанным с неуплатой фискальных сборов, констатирует адвокат, партнер КА "Барщевский и партнеры" Павел Хлюстов. Учитывая, о какой сумме идет речь, стороны сделки прекрасно это осознавали и должны были быть к этому готовы, считает юрист. По его мнению, пока рано утверждать, есть ли основания для предъявления обвинения. Вполне вероятно, что следователи могут не найти состав преступления и дело не получит дальнейшего развития, полагает Хлюстов.

Более резкую оценку обсуждаемого дела высказал адвокат ФБК-Право Дмитрий Парамонов. Он считает, что в этом деле очевидно отсутствуют правовые основания для уголовного преследования. Российское налоговое законодательство не обязывает иностранную компанию-нерезидента платить налог при продаже акций российской фирмы другому иностранному предприятию, поясняет юрист. По словам адвоката, в спорном случае налицо "удивительное упорство следователей в поддержании расследования надуманного дела".

С мнением коллег соглашается и Михаил Александров, партнер АБ "А2.Адвокаты". Юрист говорит, что обсуждаемый кейс – один из ярких примеров в череде других налоговых дел, которые СК получил право возбуждать по своей инициативе без заключения налогового органа. Стандартна и практика действий следователей, говорит Александров: "В деле появляется экспертиза, в которой утверждается, что цена сделки занижена. На таком основании у нас следствие может и мошенничество обнаружить в виде "хищения" разницы между суммой сделки и полученной оценкой".

Эксперт обращает внимание и на формулировку правоохранителей о совершении налогового преступления "неустановленными лицами": "Это вообще правовой нонсенс, так как преступления в налоговой сфере совершаются исключительно путем внесения недостоверных сведений в налоговую отчетность. Последнюю всегда подает строго ограниченный и заранее известный круг лиц". Такая хитрость следствия объясняется просто: против "неустановленных лиц" дело можно вести сколь угодно долго. К большому сожалению, дело IKEA – это лишь вершина айсберга, и давление на бизнес только усиливается в России, констатирует юрист. По мнению Александрова, изменить такую практику возможно, если вернуть право на возбуждение уголовных дел в подобных случаях исключительно "с подачи" налоговой.