Сюжеты
30 октября 2013, 0:51

Антону Иванову припомнили прежнюю работу в "Газпроме"

Антону Иванову припомнили прежнюю работу в "Газпроме"
Фото с сайта www.gazprom.ru

У ВАС — новая цель в борьбе с "карманными" арбитражами. После признания нелегитимности решений третейских судов, созданных "Сбербанком" и "Лукойлом", надзор занялся подобной стркутурой у "Газпрома". Во время заседания председателю Высшего арбитражного суда Антону Иванову и двум его коллегам по президиуму были заявлены отводы — "чтобы спроецировать сюжет рассматриваемого дела". Однако такой пример не помог — ВАС решил, что в арбитраже "национального достояния" не были соблюдены гарантии беспристрастности третейского разбирательства.

Среди арбитров Третейского суда при ОАО "Газпром" много известных юристов — это и завкафедрой гражданского права юрфака МГУ Евгений Суханов, и завкафедрой международного частного и гражданского права международно-правового факультета МГИМО Алексей Костин, и его коллега по этой же кафедре Елена Кабатова, и профессор кафедры международного частного права международно-правового факультета Всероссийской академии внешней торговли Нина Вилкова, и бывший председатель Арбитражного суда города Москвы Алла Большова, и директор Центра арбитража и посредничества Торгово-промышленной палаты РФ Константин Девяткин. А связанная с этим третейским судом история, которая сегодня стала предметом рассмотрения в ВАС, началась в 2009 году.

Тогда тюменское ОАО "Институт "Нефтегазпроект" и ЗАО "Ямалгазинвест" заключили договор на выполнение проектно-изыскательных работ. И как часто бывает в крупных российских компаниях (а "Ямалгазинвест" — 100-процентная "дочка" ОАО "Газпром") в договоре была третейская оговорка – условие о том, что споры сторон подлежат разрешению в родственном арбитраже. И этот арбитраж — Третейский суд при ОАО "Газпром" — взыскал с "Нефтегазпроекта" в пользу "Ямалгазинвеста" 1,6 млн руб. неустойки. Дело рассматривали адвокат Межреспубликанской коллегии адвокатов Михаил Камышев (председатель состава), юрист из той же коллегии Леонид Балаян и партнер адвокатского бюро "Андрей Городисский и Партнеры" Иван Зыкин. Третейский сбор составил примерно 26 000 руб.

Не согласившись с решением трех адвокатов, "Нефтегазпроект" обратился в Арбитражный суд города Москвы (дело А40-147862/2012) с требованием об отмене решения третейского суда на том основании, что оно нарушает основополагающие принципы российского права. "Третейский суд создан и финансируется организацией, аффилированной с другой стороной спора, а, следовательно, не были соблюдены гарантии беспристрастности третейского разбирательства", — так звучал основной довод. И первая инстанция с этой позицией согласилась и отменила решение третейского суда. Но кассация указала на отсутствие нарушений. "Сторонами спора самостоятельно избран состав третейского суда, судьи которого не связаны финансовыми или иными отношениями со [сторонами]", — заметил ФАС Московского округа, отменяя определение АСГМ.

Но "Нефтегазпроект" обратился в Высший арбитражный суд, и его дело оказалось достойным рассмотрения на заседании президиума. Коллегия судей в составе Юлии Горячевой, Анатолия Бабкина и Сергея Сарбаша в своем определении обратила внимание, что принцип беспристрастности судей состоит не только из субъективной (что имело место в деле), но и объективной части. А последняя предполагает отсутствие каких-либо сомнений в легитимности порядка создания, формирования и функционирования третейского суда. Но если он создан лицом, аффилированным с одной из сторон спора, то гарантии беспристрастности нарушены.

"Тройка" в своем определении приводит такие доказательства зависимости третейского суда от своего учредителя: положение о деятельности суда утверждается Советом директоров "Газпрома", а регламент – председателем правления. "Газпром" обеспечивает третейский суд помещениями, транспортом, техникой, организационное обеспечение его деятельности осуществляется юридическим департаментом компании, а начальник этого подразделения "Газпрома" входит в президиум арбитража. Более того – даже список третейских судей утверждается предправления "Газпрома". "При наличии обстоятельств, свидетельствующих о нарушении гарантии объективной беспристрастности постоянно действующего третейского суда, установленная судом кассационной инстанции субъективная беспристрастность третейских судей, рассмотревших конкретный спор, не имеет правового значения и не легитимирует решение такого третейского суда", — сделала вывод коллегия судей ВАС.

Во время рассмотрения дела сегодня на заседании президиума представитель "Нефтегазпроекта" -  Дмитрий Шустров — не нашел ничего лучшего, как полностью поддержать позицию судей надзорной инстанции и повторить изложенные в определении доводы. А вот его оппонент, представляющий "Ямалгазинвест", д.ю.н., руководитель судебной практики санкт-петербургского офиса компании DLA Piper Олег Скворцов решил устроить маленький спектакль.

Он сказал, что имеет несколько ходатайств, первым из которых была просьба объявить состав президиума. Антон Иванов согласился и сделал это.

А затем Скворцов заявил отвод Иванову, Сарбашу и Горячевой. Свои сомнения в беспристрастности Иванова юрист из DLA Piper объяснил тем, что тот работал в аффилированной с "Газпромом" структуре — его медиа-холдинге. Кроме того, в прошлогоднем интервью порталу "Закон.ру" Иванов якобы сказал, что Третейский суд при "Газпроме" "ждет печальная судьба".

Пристрастность Сарбаша и Горячевой Скворцов углядел в факте передачи дела на рассмотрение в надзор — в нем они, решил юрист DLA Piper, уже дали свою оценку спору. Это уже была не первая попытка сторон отвести членов президиума на основании определения о передаче дела. Такие ходатайства, однако, никогда не удовлетворялись. Не случилось этого и теперь: посовещавшись в отсутствие Иванова, Сарбаша и Горячевой, оставшиеся судьи постановили ходатайства "Ямалгазинвеста" отклонить.

Впрочем Скворцов ожидал такого исхода. "Я догадываюсь, что настроил против себя судей, — обратился он к президиуму. — Но это была лишь попытка спроецировать сюжет рассматриваемого вами спора на нынешнюю ситуацию". Затем юрист DLA Piper говорил о незрелости доктрины объективной беспристрастности, о том, что последствия ее применения могут быть губительны. "Лучшие третейские суды России уничтожаются, включая суд при "Газпроме", — резюмировал он.

Были у Скворцова и более практические аргументы: он убеждал президиум, что стороны сами выбрали арбитров в своем деле, а до проигрыша "Нефтегазпроект" вполне устраивала такая ситуация, и ни о какой аффиллированности он не вспоминал. "Ни один из судей не находился в служебной зависимости от руководства "Газпрома", а существует третейский суд на третейские сборы", — рассказывал Скворцов. Заключительным его доводом было сравнение коммерческой компании с публичными институтами. "Никому и в голову не придет говорить о пристрастности государственных судей, хотя они нередко рассматривает споры государственных компаний", — такая параллель родилась у Скворцова.

- А у вас обстоятельства создания этого третейского суда дискомфорта не вызывают? — обратился с вопросом к Скворцову зампред ВАС Владимир Слесарев. — Вы нам сказали, что государственные суды не должны рассматривать государственные дела. Так у нас и самих есть иногда дискомфорт, но деваться некуда.

Дискомфорта Скворцов не чувствовал. Он был абсолютно уверен в независимости арбитров и злоупотреблениях "Нефтегазпроекта". "Вторая сторона довольна и потирает руки", — уверял всех Скворцов.

Впрочем, члены президиума его уверенность не разделили — после совещания они "засилили" определение первой инстанции, а постановление ФАС МО отменили.

Эксперты назвали такой подход ВАС "абсолютно адекватеным", а исход дела — ожидаемым продолжением взятого курса на борьбу с "карманными" третейскими судами. Адвокат коллегии "Юков и партнеры" Марина Краснобаева называет главную идею высшей инстанции, сформулированной в определении о передаче дела — "в объективно небеспристрастном суде не может быть справедливого судейства". Она согласна с тем, что сам порядок формирования Третейского суда при "Газпроме" делает его необъективным в спорах с участием "дочерних" компаний госмонополии вне зависимости от квалификации и объективности судей. А коллега Краснобаевой — юрист бюро "Линия права" Алексей Костоваров - отмечает, что ВАС уже неоднократно высказывал свое мнение по разным аспектам беспристрастности третейских судов (постановления президиума пор делам №17020/10, №16541/111567/13), и теперь лишь разрабатывает принятый ранее подход.