Репортаж
15 ноября 2012

"Судите меня не как кавказца, а как россиянина"

"Судите меня не как кавказца, а как россиянина"
Фото Право.Ru

Гособвинение попросило переквалифицировать действия чемпиона мира по единоборствам Расула Мирзаева, после удара которого скончался студент Иван Агафонов, со статьи "умышленное причинение вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть" на более мягкую статью "причинение смерти по неосторожности", по которой подсудимый признал свою вину.

Пройти на территорию Замоскворецкого суда сегодня можно было без проблем. В отличие от предыдущих заседаний, когда вокруг здания выставляли ограждения и спрашивали, кто из посетителей куда направляется. Тем не менее, поодаль расположились три полицейских автозака: на двух привезли сотрудников, а для чего понадобился третий, стоящий рядом с ним полицейский рассказать отказался.

Постепенно двери зала судьи Андрея Федина облепили журналисты – приставы без "команды" отказывались запускать кого бы то ни было, кроме парней, устанавливающих оборудование для он-лайн трансляции РИА-Новости. Вскоре небольшой, но напористый поток ворвался в зал, и распределился по сидячим местам. Тем, кто подошел чуть позже, оказали гуманитарную помощь в виде одного дополнительного стула.

Само заседание началось в 11.45, причем уже после того, как Федин появился в зале, из его глубины, подчинившись указанию пристава, выбрался мужчина с мальчиком лет девяти.

После этого судья огласил ответы экспертов на примерно десяток вопросов. "В момент нанесения кистью однократного удара Мирзаевым в правую щечную и скуловые области Агафонова не возникло каких-либо повреждений, которые квалифицировались бы как повлекшие тяжкий вред здоровью", – под этим утверждением подписались эксперты А.Ковалев, Л.Шмаров, М.Федулова. Те же эксперты указали, что удар "мог явиться причиной первоначально приданного [Агафонову] ускорения с последующим его падением и ударом".

Тяжелые повреждения возникли из-за падения и удара о дорожное покрытие, решили эксперты. Причиной смерти студента стала закрытая черепно-мозговая травма, полученная в результате удара о тупой твердый предмет (дорожное покрытие). Специалисты не нашли в материалах уголовного дела сведений, подтверждающих или исключающих потерю сознания до того, как Агафонов ударился о дорожное покрытие.

Пятая экспертиза также не установила вины врачей Первой городской клинической больницы (ГКБ №1) в смерти Агафонова (в ходе процесса несколько свидетелей обвинения утверждали, что в больнице Агафонову несколько часов не оказывали необходимую ему медпомощь). "Недостатков оказания нейрохирургической, анестезиологической и реанимационной помощи не имелось", – зачитал ответ экспертов судья.

После этого защита потерпевших (родителей Агафонова) ходатайствовала о вызове экспертов для пояснений, но суд отказал в этом. После часового перерыва стороны выступили в прениях.

Сначала столичный прокурор Андрей Сергеев кратко обрисовал события инцидента около клуба "Гараж", произошедшего 15 августа прошлого года, упомянув, что Мирзаев "оказывал помощь" погибшему Агафонофу.

– Какую помощь он оказывал – он убежал, как трус! – вскричал отец Агафонова Александр Агафонов.

– В случае дальнейшего нарушения порядка на вас может быть наложено денежное взыскание, – сделал замечание потерпевшему суд.

– Я сам уйду, если так дальше пойдет. Напридумывали тут!

Прокурор подчеркнул "согласованные" выводы "всех экспертов с огромным опытом работы" об отсутствии прямой причинно-следственной связи между ударом и смертью погибшего. Также он указал, что нужно критически относиться к позиции Мирзаева, согласно которой тот нанес удар в целях самозащиты. "Потерпевший Агафонов насилия к Мирзаеву не применял", – заявил прокурор со ссылкой на видеоматериалы, имеющиеся в деле.

 – Мирзаев не желал смерти Агафонова, его действия совершены по легкомыслию и небрежности, – излагал прокурор. – Если бы был умысел, Мирзаев ударил бы, бросил и ушел.

Сергеев попросил переквалифицировать действия Мирзаева с ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть) на ч. 1 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности). В качестве наказания гособвинитель попросил не назначать наказание в виде лишения свободы впервые привлекающемуся к уголовной ответственности Мирзаеву – в связи с отсутствием отягчающих обстоятельства и небольшой тяжестью преступления. Гособвинение попросило для обвиняемого два года ограничения свободы с запретом на посещение мест массовых мероприятий, участие в них и смену места жительства. Также Мирзаеву, по мнению прокурора, надлежит три раза в месяц отмечаться (регистрироваться) в надзорных органах.

Смягчающими обстоятельствами прокурор назвал явку с повинной, оказание помощи Агафонову и наличие малолетнего ребенка.

Адвокат потерпевших Оксана Михалкина первым делом поблагодарила прокурора за упоминание того, что "Мирзаев убил Агафонова с одного удара".

 – Я не говорил, – запротестовал Сергеев. И правда, он констатировал, что Мирзаев нанес Агафонову один непрямой удар в скулу (иначе бы сломал ему челюсть, полагает прокурор).

Михалкина подчеркнула, что Мирзаев нанес Агафонову профессиональный удар, вследствие чего тот потерял сознание и не смог сгруппироваться перед падением.

– Мы понимаем, что в ближайшее время Расул Мирзаев выйдет на свободу, – говорила адвокат потерпевших. – Любой человек, ударивший и убивший с одного раза, будет понимать, что ответственности [не будет].

Она не исключила, что выступит с инициативой о поправках в уголовное законодательство – "чтобы русских парней не убивали". По мнению ее коллеги, адвоката Матвея Цзена, прокуратура лишила суд возможности вынести справедливый приговор. "Здесь классический косвенный умысел, – сказал Цзен. – Говорить о том, что он не знал об общественно опасных последствиях удара, нельзя". В силу известности Мирзаева и того, что он является моделью поведения для подростков, его действия были крайне общественно опасны, утверждал он.

– Надо следствие снова начинать, – отрывисто высказался отец погибшего Александр Агафонов. – Он помощь не оказывал, зачем мозги путать?

– У нас учителя могут посадить на восемь лет за 150 000 руб., – вне очереди подключилась его супруга Татьяна Агафонова (имеется в виду дело учителя Ильи Фарбера) и, расплакавшись, призвала суд к справедливости.

 - Никогда Мирзаев не пытался представить свои действия как оборону, – ответил адвокат Мирзаева Алексей Гребенской прокурору. Защитник согласился с квалификацией преступления по ч. 1 ст. 109 УК РФ и предложил несогласным с тем, что Мирзаев помогал Иванову Агафонову, "еще раз" посмотреть видеозапись с камер наблюдения в клубе "Гараж" и убедиться, что спортсмен "через несколько секунд" после падения Агафонова подошел к нему. В свою очередь, Мирзаев признал вину по ч. 4 ст. 109 УК РФ и извинился перед родителями погибшего юноши.

– У Аллаха будешь просить прощения, – отец Агафонова и назвал подсудимого "уродом", который "год смеялся в клетке".

– Зачем в голову бил его? – спрашивала Агафонова.

– Он дернулся на меня, у меня реакция сработала, – отвечал Мирзаев, глядя на судью.

На стадии реплик Цзен подчеркнул, что гособвинитель был обязан "для соблюдения принципов" придерживаться одной позиции с потерпевшими. А Мирзаев в последнем слове попросил судить его "не как кавказца, а как россиянина":

– Я за Россию выступал, — напомнил он.

С этим суд удалился на вынесение приговора. Он будет оглашен 27 ноября в 11.00.