Процесс
29 августа 2018, 10:57

Адвокатская vs Государственная: как юристы хранят тайны

Адвокатская vs Государственная: как юристы хранят тайны
В США идут громкие политические процессы: судят приближенных Трампа, "российскую шпионку" Марию Бутину, выясняют, кто повлиял на выборы президента в 2016 году. Во всех делах такого масштаба от юридических компаний и адвокатов требуют максимальной конфиденциальности. Однако даже адвокатская тайна может потерять силу, когда самих защитников привлекают к процессу.

Тайна от доверителя 

Первое правило прокуроров США – не рассказывать Евгению Пригожину о содержании материалов дела против его компании. Именно по заявлению прокуроров суд запретил российскому бизнесмену ознакомиться с документами, во всяком случае до тех пор, пока он не явится в суд. Расследование ведёт спецпрокурор Роберт Мюллер, и оно насчитывает уже миллионы страниц. В рамках этого расследования компанию Пригожина подозревают в попытке повлиять на выборы президента США в 2016 году. 

Юридической компании Reed Smith (они представляли интересы "Конкорд Менеджмент и Консалтинг" – организации Евгения Пригожина) предъявили охранный ордер (Restraining order). Мера не позволяет распространять информацию за пределы круга юристов, которые непосредственно участвуют в деле. Ордер устанавливает, что "документы по делу должны быть заперты в офисах компании в США всегда, когда они не используются защитой в процессе". Также эта информация не может быть раскрыта или передана за пределы Соединенных Штатов, а сами документы не должны просматриваться или храниться на любом устройстве, у которого есть доступ к интернету. 

Сейф госдепартамента для флешки

Иногда требования по информационной безопасности достигают невероятных масштабов. Так, юридическая компания Williams & Connolly вынуждена была получить специальный сейф в госдепартаменте для хранения флешек с письмами Хиллари Клинтон. 

Письма нужны были для показаний, которые Клинтон давала Конгрессу из-за событий в Бенгази 11 сентября 2012 года. Тогда в результате террористической атаки на консульство в Бенгази погибли посол и три американских госслужащих. Клинтон подозревали в том, что она заранее знала об угрозе террористического акта и отказалась по просьбе консульства усилить его охрану (доказательств ее вины не нашлось). Для аргументации защита Клинтон предоставила переписку – всего 30 490 электронных писем. 

Доступ к этим письмам был только у двух партнеров Williams & Connolly. Один из них, Дэвид Кэндалл, в письме к Конгрессу сообщал об их сохранности: "Моя фирма следила за указаниями госдепартамента, который даже предоставил физическое оборудование для обеспечения безопасности (прим. имеется в виду сейф). Мы получили дальнейшие указания от Министерства юстиции. Как вам известно, в результате этих обсуждений мы добровольно предоставили ФБР файл в формате .pst, содержащий электронные копии 30 490 писем". 30 490 писем – это весь объем переписки, которую вела Клинтон на посту госсекретаря в администрации Барака Обамы. 

Угроза gag order 

В деле Марии Бутиной также позаботились о сохранении конфиденциальности – охранный ордер предполагает, что сторона защиты Бутиной должна создать барьер, который будет защищать электронные хранилища от третьих лиц. Кроме этого, информация должна быть зашифрована для любых съемных устройств и внешних носителей.  

Дайджест зарубежной прессы: дело "шпионки" Марии Бутиной

Интересы Бутиной представляет адвокат Роберт Дрисколл из McGlinchey Stafford, он часто выступал с публичными заявлениями перед прессой и охотно давал интервью российским СМИ. "Не уверен, каковы были мотивы прокуроров. Однако утверждение, что она является шпионкой, с моей точки зрения, не подкрепляется её поведением, особенно если учесть, сколько за ней следили. Дело не имеет никакого смысла. Она не делала ничего, чем занимался бы шпион", – заявлял Дрисколл. 

Публичные заявления Дрисколла (какие именно – не уточняется) заставили прокуроров переживать: они посчитали, что такая активность может помешать процессу. На это судья пригрозила подписать в отношении адвоката так называемый gag order – запрет на публичное обсуждение дела Бутиной. Хотя пока такую меру суд не применил.

Адвокат для президента

Дайджест зарубежной прессы: грозит ли Трампу импичмент

Полярное соблюдение тайн показал процесс над Майклом Коэном, бывшим адвокатом Дональда Трампа. Он под присягой в открытом судебном заседании дал показания против своего бывшего доверителя – президента США. В частности, он раскрыл, что по поручению Трампа во время кампании 2016 года заплатил двум женщинам за молчание о связи с будущим президентом. Также он признался в незаконном финансировании предвыборной кампании, по его словам, – по указанию лидера США. Адвокат работал на Трампа более 12 лет. Теперь самому адвокату грозит реальный срок, а зарубежные СМИ обсуждают возможный импичмент президента. Сам Трамп на нарушение адвокатской тайны отреагировал так:


Подготовлено по материалу National Law Journal.