Must-read
17 августа 2018, 8:27

Нюрнбергский процесс над Рудольфом Гессом

Нюрнбергский процесс над Рудольфом Гессом
Международный военный трибунал велся на четырех языках, но полную версию стенограммы на русском даже сейчас получить достаточно сложно: она находится в архивах, часть документов имеет гриф "секретно", да и цензура советского периода могла внести ряд изменений. На днях в электронной библиотеке "Наука права" впервые появилась стенограмма, подстрочно переведенная с английского языка на русский, – то есть "без купюр".

Рудольф Вальтер Рихард Гесс – заместитель фюрера по партии, рейхсминистр без портфеля, член Рейхстага, Тайного совета, Совета министров, генерал войск СС и СА. Гесс входил в круг ближайших соратников Гитлера, вместе с ним отбывал наказание в Ландсбергской тюрьме, помогал писать "Майн кампф", был назначен его преемником. В начале войны Гесс попал в британский плен и пробыл там вплоть до Нюрнбергского процесса, на котором предстал как один из 24 главных военных преступников Третьего рейха.

До суда

Рудольф Гесс с 1933 года принадлежал к верхушке нацистской партии, нес ответственность по всем партийным вопросам и мог принимать решения от имени Гитлера. Будучи имперским министром без портфеля, Гесс имел полномочия санкционировать все законопроекты, прежде чем они становились законами. Политик активно поддерживал подготовку к войне – так, именно он в 1935 году подписал закон о введении обязательной воинской повинности и создании германской армии мирного времени численностью в 500 000 человек. Выступая перед народом, Гесс говорил, что каждый должен приносить жертвы для вооружения, а его любимой фразой было "пушки вместо масла". 

В числе прочих имперских министров Гесс подписал указ о включении четырех западных провинций Польши в состав Германии. Он публично восхвалял "великодушное предложение Гитлера Польше", обвиняя последнюю в агитации за войну. Гесс участвовал в агрессии против Австрии и Чехословакии, в 1938 году подписал закон о воссоединении Австрии с Германской империей, а спустя месяц – декрет о введении системы управления Судетской областью (территория Чехии). При этом руководство новыми регионами он брал на себя. 

ИЗ УКАЗАНИЯ ОТ 20 НОЯБРЯ 1939 ГОДА, ДАННОГО ГЕССОМ В КАЧЕСТВЕ ЗАМЕСТИТЕЛЯ ФЮРЕРА 

...Я слышал от членов партии, что различные учреждения, как, например, Военно-экономический штаб, министерство труда и другие, собираются реконструировать и восстановить некоторые промышленные предприятия в Варшаве. Однако согласно решению министра, одобренному фюрером, Варшава не должна быть восстановлена. Также целью фюрера не является восстановить или реконструировать какую-либо промышленность в генерал-губернаторстве... 

Поездка политика в Великобританию 10 мая 1941 года вошла в историю как "Миссия Гесса". Он в одиночку полетел на переговоры о заключении мира, утверждая, что Гитлер был готов принять некоторые мирные предложения. Примечательно, что этот полет произошел всего через десять дней после того, как фюрер назначил точную дату нападения на Советский Союз. В Англии Гесс пытался оправдать агрессию Германии в отношении Австрии, Чехословакии, Польши, Норвегии, Дании, Бельгии и Нидерландов, но был арестован и схвачен в плен. Только в октябре 1945 года Гесса перевезли из Великобритании в Германию, чтобы предать суду на Нюрнбергском процессе.

Во время суда

Обвинительное заключение от СССР представлял Роман Андреевич Руденко, от Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии – Хартли Шоукросс, от США – Роберт Хьюаут Джексон, а от Французской Республики – Франсуа де Ментон. Гесса защищал сначала доктор Гунтер фон Роршейдт, а затем доктор Альфред Зайдль.

Государственный и политический деятель Германии Рудольф Гесс обвинялся по четырем разделам: ведение агрессивной войны, преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности. Несмотря на то, что с 1941 по 1945 год Гесс провел в плену, обвинение настаивало: он содействовал военной, экономической и психологической подготовке к войне, участвовал в политическом планировании военных преступлений и преступлений против человечности. Гесс был пропагандистом расовых теорий, принимал видное участие в разработке положений "Майн кампф". По мнению обвинения, он использовал свои посты, личное влияние и тесную связь с фюрером для прихода к власти нацистских заговорщиков и их укреплению в Германии. 

Первое время на судебных заседаниях Гесс находился в состоянии амнезии, выражался бессвязно, часами застывал в одном положении, сидел с отсутствующим видом, а иногда и вовсе читал детективные романы. Его адвокат, Гунтер фон Роршейдт, ходатайствовал о проведении психиатрической экспертизы – он считал, подсудимому будет лучше, если разбирательство в отношении него приостановят и возобновят лишь после лечения: "Обвиняемый Гесс выразил пожелание (во всяком случае лично мне) присутствовать на суде, так как он не считает себя ограниченным в своих возможностях. Однако, по мнению его защитников, это не соответствует действительности". Медицинское обследование показало: умственное состояние Гесса не является основанием для отложения процесса. Тем не менее, 30 ноября 1945 года по этому поводу было созвано чрезвычайное судебное заседание. На нем впервые за долгое время неожиданно для всех выступил сам Гесс: "Я хочу сказать, что с этого момента моя память находится в полном распоряжении cуда. Основания, которые имелись для того, чтобы симулировать потерю памяти, были чисто тактического порядка. Вообще, действительно, моя способность сосредоточиваться была несколько нарушена, однако моя способность следить за ведением дела, защищать себя, ставить вопросы свидетелям или самому отвечать на задаваемые мне вопросы не утрачена". 

В дальнейшем защитник подавал еще ходатайства о медицинском освидетельствовании Гесса, но трибунал отклонил их после доклада тюремного психиатра: "Тот факт, что поведение Гесса является ненормальным, то обстоятельство, что он страдает потерей памяти, и то, что его психическое состояние ухудшилось за время этого процесса, возможно, является правильным. Но ничто не указывает на то, что он не осознает характера выдвинутых против него обвинений или что он не способен защищать себя. Ничто не указывает на то, что Гесс не находился в здравом рассудке в период совершения тех действий, которые ему инкриминируются". Обвиняемый был недоволен, что его пытаются выставить больным, и 5 февраля 1946 года сменил адвоката. Правда, к окончанию процесса он снова демонстрировал потерю памяти, испытывал проблемы с речью и жаловался на желудочные колики.

Гособвинитель Роман Руденко в своем выступлении сделал акцент на разработке Гессом человеконенавистнической теории высшей расы: "Из этой теории вытекало, что немцам, вследствие их принадлежности якобы к высшей расе, присвоено право строить свое благополучие на костях других рас и народов. Эта теория объявила немецко-фашистских узурпаторов не связанными ни законами, ни общепризнанными правилами человеческой морали. "Расе господ" все дозволено. Все действия этих господ, сколь бы отвратительны и бесстыдны, жестоки и чудовищны они ни были, обосновывались идеей превосходства этой расы". Руденко напомнил, что Гесс в 1933 году создал управление расовой политики, а значит, именно он несет ответственность за нюрнбергские законы (два антиеврейских акта, принятых 15 сентября 1935 года на съезде Национал-социалистической партии в Нюрнберге). Главный обвинитель от СССР также привел статью в газете "Национал цейтунг" от 1941 года, посвященную Гессу: "Много времени тому назад – это было еще до начала войны – Рудольфа Гесса называли совестью партии. Если мы спросим, почему заместителю фюрера было дано это почетное звание, то на этот вопрос нетрудно ответить: нет ни одного события в нашей общественной жизни, которое не было бы связано с именем заместителя фюрера. Он настолько мгогосторонен и своеобразен в своей работе и в сфере своей деятельности, что это нельзя сказать несколькими словами... Многие мероприятия, проведенные правительством, особенно в сфере военной экономики и в партии, проводились полностью по инициативе заместителя фюрера".

Обвинитель от Великобритании настаивал, что роль Гесса в нацистской партии точно установлена – ведь он оказывал фюреру помощь во всех областях деятельности. "Я приведу только один пример. – заявил Хартли Шоукросс. – Вы помните указание, данное им партийным чиновникам в связи с вопросом об истреблении восточных народов, об оказании помощи набору в войска СС? Он сказал: "Они состоят из национал-социалистов, являющихся наиболее подходящими по сравнению с другими вооруженными войсками для выполнения особых задач на оккупированных восточных территориях, благодаря их усиленной национал-социалистской подготовке по расовым и национальным вопросам"."

Франсуа де Ментон из Франции тоже сослался на связь Гесса с Гитлером. Он напомнил, что Гесс являлся его назначенным преемником, примкнул к движению с самого начала, взял на себя ответственность за расовые законы, содействовал проведению в жизнь политической идеи режима и распространял эту идею во всех кругах населения.

"Мир счастлив, что руководитель Германии — человек, который не позволяет, чтобы его провоцировали. Фюрер делает то, что необходимо для его народа, и трудится ради мира в Европе" 

Рудольф Гесс, государственный и политический деятель Германии

Главный обвинитель от США в заключительной речи произнес: "Фанатик Гесс, перед тем как его обуяла страсть к странствованиям, был инженером, управлявшим механизмом партии, передававшим руководящему составу партии пропагандистские установки, осуществлявшим надзор над всеми сторонами деятельности партии и сохранявшим ее наготове, как преданное и послушное орудие власти".

Защищавший подсудимого Зейдль заявил, что считает трибунал некомпетентным для суда над германскими военными преступниками. Он также отверг обвинение в совершении Гессом преступления против мира, сказав, что такого преступления не существует: "Осуждение за преступления против мира и за участие в общем плане, направленном на ведение агрессивной войны, может иметь место вопреки действующему международному праву только в том случае, если трибунал, нарушая принцип "Nulla poena sine lege", решится на дальнейшее развитие международного права. И как бы ни было велико это искушение, нельзя предусмотреть всех тех последствий, которые оно может повлечь за собой. Будет нарушен принцип, который вытекает из принципа уголовного права всех цивилизованных народов и который является неотъемлемой составной частью международного права, а именно то, что действие является наказуемым только в том случае, если наказуемость его была установлена законом до того, как это действие совершено... И если не хотят закрыть дорогу действительному развитию международного права, то правовой основой для приговора этого суда может явиться только подлинное международное право, то есть право, действовавшее во время совершения рассматриваемых действий". Благодаря Зейдлю на суде впервые появились секретные протоколы к пакту Молотова-Риббентропа. 

"Уголовная ответственность подсудимого Гесса во всяком случае должна ограничиться теми действиями, которые были совершены до полета в Англию"

Альфред Зейдль, немецкий юрист, политик

Сам Рудольф Гесс заявил, что признает себя виновным только перед богом. Он сказал следующее: "Я подчеркиваю, что я несу полную ответственность за все то, что я сделал и подписал вместе с другими. Мои принципы заключаются в том, что данный трибунал не является правомочным". Последнее слово Гесс попросил произносить сидя – учитывая его состояние здоровья, – и председательствующий не стал возражать. Гесс признался: "Те выводы, к которым пришел защитник здесь, на этом суде, от моего имени в отношении оценки моего народа и истории, являются для меня важными. Я не защищаюсь от того, что выдвинуто обвинителями, которые, по моему мнению, не имеют права обвинять меня и моих соотечественников. Я не придаю значения тем упрекам, которые касаются событий, являющихся суверенным делом Германии и поэтому не относящихся к компетенции иностранцев. Такого рода выпады моих врагов – это честь для меня. Судьба дала мне возможность трудиться многие годы под руководством величайшего из сыновей Германии за всю ее тысячелетнюю историю. Даже если бы я мог, я не хотел бы исключать это время из своей жизни. Я счастлив сознанием, что выполнил свой долг в качестве национал-социалиста, в качестве верного последователя моего фюрера. Я ни о чем не сожалею. Если бы я опять стоял у начала моей деятельности, я опять-таки действовал бы так же, как действовал раньше, даже в том случае, если бы знал, что в конце будет зажжен костер, на котором я сгорю. Независимо от того, что делают люди, наступит время и я предстану перед престолом Всевышнего. Только перед ним я несу ответственность и знаю, что он оправдает меня".

После суда

Трибунал 1 октября 1946 года признал подсудимого Гесса виновным в преступлениях против мира, военных преступлениях и преступлениях против человечности, и приговорил его к пожизненному тюремному заключению. 

Член Международного военного трибунала, судья Верховного Суда СССР Ион Тимофеевич Никитченко выступил с особым мнением. Он заявил, что приговор суда дает правильную и полную характеристику того положения, которое Гесс занимал в системе руководства гитлеровской партии и государства, однако не согласился с мерой наказания. "Учитывая, что Гесс был третьим по значению политическим руководителем в гитлеровской Германии, что он играл решающую роль в преступлениях фашистского режима, я считаю единственно правильной мерой наказания для него смертную казнь", – написал Никитченко. Маршал Соколовский как советский представитель заявил, что в полной мере разделяет мнение Никитченко. 

Утром 18 июля 1947 года Рудольфа Гесса доставили в тюрьму Шпандау в Берлине – там согласно директиве Союзнического Контрольного совета должны были содержаться семь преступников, приговорённых Международным военным трибуналом в Нюрнберге к разным тюремным срокам. Гесса, как и других, разместили в одиночной 6-метровой камере во внутреннем тюремном блоке, чтобы невозможно было перестукиваться. После освобождения в 1966 году последних преступников, Шираха и Шпеера, Гесс остался в Шпандау один. Его семья, адвокат и почитатели пытались добиться освобождения, но Советский Союз этого не допустил. 17 августа 1987 года 93-летний Рудольф Гесс покончил с собой, повесившись на кабеле. Спустя несколько месяцев администрация тюрьмы была расформирована, а на ее месте появился торгово-развлекательный центр. 

***

В статье использованы сведения из "Сборника материалов Нюрнбергского процесса над главными немецкими военными преступниками" (в двух томах, под редакцией К.П. Горшенина, Р.А. Руденко и И.Т. Никитченко), "Стенограммы Нюрнбергского процесса" (автор – С.А. Мирошниченко), "Нюрнбергского процесса. Сборника материалов в 8-ми томах" (автор – Н.С. Лебедева) и Википедии