Кейс
19 декабря 2018, 15:56

Вместо выкупа акций – суд: почему инвестклимат в России под угрозой

Вместо выкупа акций – суд: почему инвестклимат в России под угрозой
На заседании совета директоров вагоностроительной компании единогласно решили предоставить поручительства своим дочерним обществам, а когда сумма поручительства превысила половину стоимости активов организации, их одобрение вынесли на собрание акционеров. Благодаря такому одобрению акционеры, которые не участвовали в голосовании, получили возможность продать предприятию свои акции. На их обратный выкуп ОВК должна потратить несколько миллиардов. Эти финансовые расходы гендиректор не планировал нести и отправился в суд оспаривать решение общего собрания акционеров. В апелляции ему удалось это сделать. Такое решение позволило вагоностроительной компании в других процессах убедить суд, что предприятие не обязано выкупать ценные бумаги у своих миноритарных акционеров. Эксперты отмечают, что подобное развитие событий негативно скажется на инвестиционном климате в России.

История спора

В феврале этого года совет директоров ПАО «Объединенная вагонная компания» установил, если мартовское внеочередное собрание акционеров одобрит крупные сделки, то акционеры, не участвовавшие в голосовании или высказавшиеся против, могут требовать выкупа своих ценных бумаг. Цену выкупа установили в размере 767,19 руб. за одну акцию. На мартовском собрании присутствовавшие владельцы 70,8% акций единогласно дали «добро» на шесть взаимосвязанных сделок, посчитав их крупными: дочерние структуры ОВК получили от материнского предприятия обеспечение по контрактам с Государственной транспортной лизинговой компанией (ГТЛК) на общую сумму 115 млрд руб. После такого решения фонды группы «САФМАР», не принимавшие участия в собрании, предъявили большую часть своего пакета акций к выкупу на сумму 8,2 млрд руб. (10% от стоимости чистых активов компании). Но совет директоров ОВК посчитал такое требование необоснованным, указав, что выплаты на подобную сумму «могут привести к неисполнению компанией обязательств перед кредиторами и прочими контрагентами». 

Тогда управляющие компании фондов «САФМАР» стали добиваться выкупа в судебном порядке (дела № А40-127919/2018 и № А40-127915/2018). Рассмотрение двух этих дел АСГМ отложил до вынесения решения по спору № А40-99921/2018. В нем гендиректор и миноритарный акционер Савушкин оспорил решения собрания акционеров. Он указал, что подобные сделки являются обычной хозяйственной деятельностью компании, которая связана с производством и поставкой грузовых вагонов. Соответственно, эти решения находятся в рамках компетенций генерального директора, а не акционеров, подчеркнул заявитель. Но первая инстанция отказала истцу, сославшись на два основных обстоятельства: Савушкин не смог подтвердить, что эти сделки действительно являются рядовыми для компании, и не доказал, что голосовал против них на собрании совета директоров. Кроме того, АСГМ подчеркнул, что обеспечение обязательств на сумму свыше 115 млрд руб. (более 126% от общей стоимости активов ответчика) – это крупная сделка. 

Апелляция не согласилась с таким решением, отменила акт нижестоящего суда и удовлетворила требования истца. 9-й ААС напомнил позицию Верховного суда из недавнего Пленума «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность». Там ВС разъяснил, что любая сделка хозяйственного общества считается обычной, пока заинтересованные лица не доказали иное. А для квалификации сделки как крупной необходимо одновременное наличие двух признаков: качественного и количественного. Первый в спорной ситуации и не учел АСГМ, отметила апелляционная инстанция. Апелляция указала, что за последние три года ОВК выдала уже 22 подобных поручительства, другие холдинговые вагоностроительные компании тоже заключают подобные договоры, а совет директоров в своем заключении не расписал, почему отнес спорные сделки к крупным. Более того, 9-й ААС не посчитал эти сделки взаимосвязанными. «САФМАР» не согласился с такими выводами и оспорил их в Окружном суде.

  • В феврале этого года совет директоров ОВК решил, что в соответствии с положениями ФЗ «Об акционерных обществах» (ст. 75, ст. 76), если мартовское внеочередное общее собрание акционеров одобрит крупные сделки (договоры поручительства общим объемом более 115 млрд руб.), акционеры ОВК, не участвовавшие в голосовании или высказавшиеся против, могут требовать у ОВК выкупа своих ценных бумаг.
  • В марте 2018 года владельцы 70,8% акций ОВК на внеочередном общем собрании акционеров единогласно дали «добро» на шесть взаимосвязанных сделок, посчитав их крупными.
  • НПФ группы «САФМАР», которые не участвовали в собрании акционеров, решили реализовать своё право и предъявить к выкупу акции ОВК на 8,2 млрд руб. Вместе с НПФ «САФМАР» свои акции к выкупу предъявил также иностранный инвестор – крупный шведский банк Handelsbanken.
  • ОВК отказалась покупать эти акции, считая, что это нанесет ущерб кредиторам и контрагентам компании.
  • Фонды группы «САФМАР» решили добиться выкупа в судебном порядке.
  • В мае гендиректор и миноритарный акционер ОВК Роман Савушкин потребовал в судебном порядке признать одобрение сделок незаконным, так как они являются обычными, а не крупными.
  • Летом этого года АСГМ отказал гендиректору.
  • В ноябре «тройка» судей 9-го ААС под председательством Елены Ким отменила решение первой инстанции, посчитав сделки обычными, а не крупными. То есть, по мнению суда, на них не требовалось получать одобрений от совета директоров.
  • В декабре суд отказал фондам группы «САФМАР» в принудительном выкупе акций ОВК.

Вместе с тем решение апелляции по делу № А40-99921/2018 позволило АСГМ рассмотреть обособленные споры № А40-127919/2018 и № А40-127915/2018 о принудительном выкупе акций вагоностроительной компании у управляющих организаций фондов «САФМАР». В одно из этих разбирательств в качестве третьего лица попытался вступить еще один миноритарный акционер ОВК, также предъявивший ранее акции к выкупу. Речь идет об инвестиционном фонде Handelsbanken Funds, который входит в одну из крупнейших шведских банковских групп Handelsbanken. Но суд не стал удовлетворять соответствующее ходатайство шведов, а потом отказал и истцам в удовлетворении их требований. Таким образом, первая инстанция признала неправомерными требования управляющих организаций фондов «САФМАР» о принудительном выкупе акций ОВК. Представители истца сказали, что оспорят эти решения в апелляции. 

Эксперты «Право.ru»: «Принятые решения несут негативные сигналы инвесторам»

Законодательно установлено два стандартных критерия, которые позволяют отнести сделку к крупной со всеми вытекающими последствиями, рассказывает партнер МКА Мельницкий и Захаров Мельницкий и Захаров Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство I группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа ТМТ II группа Банкротство III группа Антимонопольное право Григорий Захаров. Один из них формальный – количественный, который означает, что цена крупной сделки должна составлять 25% и более от балансовой стоимости активов общества по данным его бухгалтерской (финансовой) отчётности. Второй критерий – качественный. Он в некотором смысле каучуковый, говорит юрист: «То есть требует от арбитражного суда определить, выходит ли такая сделка за пределы обычной хозяйственной деятельности».

Поручительство – распространённый в обороте инструмент, но это не делает его заведомо сделкой из обычной хозяйственной деятельности. Здесь на первый план должен выходить масштаб поручительства: если объём единовременно одобренных ВОСА поручительств существенно превысил средний объём поручительств ОВК за год и сравним с общим объёмом обеспечений вагоностроительной компании за последние четыре года, то, конечно, об обычной хозяйственной деятельности говорить едва ли приходится.

Григорий Захаров, МКА Мельницкий и Захаров Мельницкий и Захаров Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство I группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа ТМТ II группа Банкротство III группа Антимонопольное право

Выдача поручительств на 115 млрд руб. в обсуждаемом случае – это крупная сделка, уверяет доцент РШЧП Олег Зайцев*: «ОВК раньше никогда не предоставляла их в таком объеме. За 2015–2017 годы у них общая сумму поручительств составила 120 млрд руб.». Эксперт разъясняет, что крупная сделка – это принятие на себя такого риска, который способен уничтожить компанию.  

Но Иван Чупрунов, старший юрист корпоративной практики Linklaters Linklaters Федеральный рейтинг I группа Рынки капиталов I группа Финансовое/Банковское право I группа Корпоративное право/Слияния и поглощения I группа Природные ресурсы/Энергетика II группа Международный арбитраж III группа Коммерческая недвижимость/Строительство III группа ГЧП/Инфраструктурные проекты IV группа Банкротство , придерживается иной точки зрения. Он обращает внимание, что вагоностроительное предприятие каждый раз выдавало поручительства в качестве холдинговой компании, которая действует в интересах своих дочерних обществ и всей группы лиц ОВК: «И на протяжении длительного периода времени это являлось обычной бизнес-практикой организации». При этом ни ответчик, ни третьи лица не смогли убедить суд в том, что заключение договора поручительства в спорном случае приведет к прекращению или существенному изменению масштабов деятельности ОВК, добавляет эксперт.

В этой истории изначально сама ОВК признала сделки крупными и одобрила их в соответствии с законодательством и правилами корпоративного управления, говорит Андрей Зеленин, управляющий партнер Lidings Lidings Федеральный рейтинг I группа Фармацевтика и здравоохранение III группа Антимонопольное право III группа Трудовое и миграционное право III группа Интеллектуальная собственность III группа Банкротство IV группа Арбитражное судопроизводство IV группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции IV группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 24 место По размеру выручки на юриста 39 место По размеру выручки 33 место По количеству юристов : «Дальнейшие действия генерального директора и спекуляции на тему о невыполнении критериев крупности сделки выглядят как шулерство: когда мне это выгодно, я признаю сделку крупной и одобряю ее, когда нет – это обычная хозяйственная деятельность».

Закон не наделяет генерального директора общества правом оспаривать решения собрания акционеров. Более того, специальные законы (об «АО» и об «ООО») и п. 3 ст. 181.4 ГК указывают на лицо, по заявлению которого решение собрания может быть признано судом недействительным: им является участник общества (акционер). В этом смысле иск генерального директора об оспаривании решения акционеров можно признать иском неуполномоченного лица.   

Григорий Захаров, МКА Мельницкий и Захаров Мельницкий и Захаров Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство I группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа ТМТ II группа Банкротство III группа Антимонопольное право

Сложно разобраться в истинных намерениях Савушкина, который подал иск к своей фирме, считает Зеленин: «Действовал ли он осознанно недобросовестно или исходя из искаженного понимания интересов общества». В любом случае негативный эффект от его действий налицо, подчеркивает юрист: «Это и затянувшийся судебный конфликт, и снижение привлекательности компании для инвесторов». 

В любом случае истец оспаривает решение общего собрания как акционер, будучи одновременно директором общества, обращает внимание Юрий Пустовит, управляющий партнер АБ Юг ЮГ Региональный рейтинг I группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа Арбитражное судопроизводство 11 место По размеру выручки 49-51 место По количеству юристов : «Здесь налицо конфликт интересов, так как акционер оспаривает решение общего собрания в своих личных целях, между тем как директор общества обязан действовать только в интересах общества». 

Если директор как акционер обращается в суд с иском к обществу, то возникает парадоксальная ситуация, говорит эксперт: «Юристов для себя и для общества, то есть для истца и ответчика с противоположными интересами, он нанимает сам. И те и другие должны действовать по его указаниям, что ставит под вопрос этичность их профессионального поведения». Действия директора-акционера по оспариванию решения общего собрания акционеров – это злоупотребление правом, поведение явно недобросовестное, само по себе достаточное для отказа в иске, не сомневается Пустовит.

Заявитель-гендиректор не скрывает, что истинной целью иска является уклонение от обязанности по выкупу акций, предусмотренных для этих случаев законодательством. Нельзя считать приемлемой практику, которая нацелена на причинение ущерба миноритарным акционерам. Иначе мы получим очередной прецедент, подрывающий основы корпоративного управления в нашей стране. Ведь получается, что у мажоритария развязаны руки, а законные гарантии для миноритариев довольно просто обойти. 

Андрей Зеленин, управляющий партнер Lidings Lidings Федеральный рейтинг I группа Фармацевтика и здравоохранение III группа Антимонопольное право III группа Трудовое и миграционное право III группа Интеллектуальная собственность III группа Банкротство IV группа Арбитражное судопроизводство IV группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции IV группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 24 место По размеру выручки на юриста 39 место По размеру выручки 33 место По количеству юристов

Вместе с тем неотъемлемой составляющей добросовестности является последовательность поведения, подчеркивает Захаров. В этой связи поведение, при котором одно и тоже лицо в триедином статусе (гендиректор/член совета директоров/акционер с пакетом менее 1%) сначала неоднократно голосует о согласовании договоров поручительства как крупных сделок, а через некоторое время обращается в суд с требованием признать недействительным решения ВОСА, – наглядная иллюстрация противоречивого поведения, уверен юрист: «Здесь трудно усмотреть ошибку или заблуждение, а значит, имеются все достаточные основания для применения принципа эстоппеля (ст. 10 ГК)».

На наш взгляд, суд первой инстанции обоснованно отказал директору ОВК в иске о признании незаконным решения общего собрания, а апелляционное постановление, отменившее это решение, должно быть отменено в кассации. Ошибка апелляции в том, что она, во-первых, неправильно понимает крупность сделки и обычную хозяйственную деятельность, во-вторых, не дала правильной оценки действиям директора-истца, обратившегося в суд в статусе акционера. 

Юрий Пустовит, управляющий партнер Аб Юг ЮГ Региональный рейтинг I группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа Арбитражное судопроизводство 11 место По размеру выручки 49-51 место По количеству юристов

Сергей Савельев, партнер Saveliev,Batanov&Partners Saveliev, Batanov & Partners Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство Профайл компании , рекомендует другому миноритарному акционеру (Handelsbanken), который тоже хочет добиться выкупа акций, обратиться в суд с самостоятельным иском. Конечно, суд не может не учитывать вынесенные решения по двум искам другого акционера, а также постановление апелляции, которая посчитала, что сделка не является крупной, предупреждает эксперт. Вместе с тем юрист надеется на здравый смысл, «что суд применит принцип эстоппель и уйдет от крайне одиозного понимания обычной хозяйственной деятельности».

Если принятые судебные решения оставят в силе, то это будет плохим сигналом рынку и потенциальным инвесторам: очередной дестимулирующий фактор работать с российскими эмитентами. ОВК повела себя противоречиво: сначала предложила своим акционерам выкуп акций, а потом начала оспаривать своё же корпоративное решение с одной только целью – избежать выкупа. Инвесторам нужны понятные правила игры и предсказуемые решения судов.

Сергей Савельев, партнер Saveliev,Batanov&Partners Saveliev, Batanov & Partners Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство Профайл компании

 * – специалист в рамках этого процесса по просьбе «САФМАР» готовил независимое экспертное заключение.