ПРАВО.ru
Практика
10 июня 2022, 11:27

ВС решал, когда вернут деньги за перекупленный долг

ВС решал, когда вернут деньги за перекупленный долг
Женщина по договору цессии получила право требовать с должников 1,8 млн руб. За это она заплатила 700 000 руб. Но потом оказалось, что ей уступили несуществующее право, и она решила вернуть потраченные деньги. Мирно это сделать не получилось, и потерпевшая пошла в суд. Первая инстанция отказала в иске, а апелляция вернула деньги как неосновательное обогащение. Но ВС отменил такие решения, потому что нижестоящие суды пользовались не той нормой.

В 2010 году Екатерина Ананьева* заняла ООО «Трейд-Мит» 6 млн руб. Расписку об этом сделали поручители компании Кирилл Иванов* и Сергей Федоров*. Согласно документу, фирма обязалась вернуть деньги по требованию Ананьевой или ее наследников. 

Спустя восемь лет Ананьева умерла, ее наследниками стали дети Петр и Александра Симонишины*. К этому времени «Трейд-Мит» вернула только 4,2 млн руб. Поэтому Петр Симонишин обратился в суд, чтобы солидарно взыскать с Иванова и Федорова оставшиеся 1,8 млн руб. 

Октябрьский райсуд Екатеринбурга удовлетворил иск Симонишина (дело № 2-200/2019). Тогда брат с сестрой заключили договор цессии и передали право требования 1,8 млн руб. Анатолию Нижникову*. Тот, в свою очередь, уступил его Ангелине Истоминой*, за что она по расписке заплатила 700 000 руб. 

Позже Иванов и Федоров обжаловали решение Октябрьского райсуда Екатеринбурга. Как оказалось, компания «Трейд-Мит» прекратила работать еще в 2017 году, ее исключили из ЕГРЮЛ. Поэтому поручительство Иванова и Федорова по заемным обязательствам тоже прекратилось. Свердловский облсуд акт первой инстанции отменил.

В итоге Истомина, заплатив Нижникову 700 000 руб., осталась ни с чем. Ведь по решению суда она не могла потребовать 1,8 млн руб. с Иванова и Федорова. Истомина посчитала, что Нижников уступил ей недействительное право, поэтому написала претензию и потребовала назад свои деньги. Претензия осталась без ответа, поэтому пострадавшая пошла в суд. 

Неосновательное обогащение

В Курчатовском райсуде Челябинска заявитель требовала вернуть ей 700 000 руб., а также выплатить 1 100 000 руб. убытков и проценты за пользование чужими деньгами по ст. 395 ГК (дело № 2-4462/2020). Еще истица оспаривала положение договора цессии, в котором говорится, что Нижников не отвечает перед ней за недействительность изначального заемного соглашения между Ананьевой и Ивановым с Федоровым. 

Истомина указала, что Нижников, уступая ей право требования долга, нарушил ч. 1 и ч. 2 ст. 390 ГК («Ответственность цедента»). То есть передал ей заведомо недействительные права, которые уже не существовали. Поэтому по ч. 3 ст. 390 ГК Нижников должен вернуть ей деньги и выплатить убытки.

Судья Марина Пинясова отметила, когда Истомина и Нижников заключали договор цессии, решение Октябрьского райсуда Екатеринбурга еще не отменили. А значит, ответчик не знал, что уступает недействительные права. Поэтому суд отказал в иске.

Истица с таким решением не согласилась и обжаловала его в Челябинском облсуде (дело № 1-3540/2021). Тройка судей под председательством Софьи Закировой подчеркнула, что согласно абз. 2 ч. 2 ст. 390 ГК по договору цессии можно уступить только реально существующее требование кредитора к должнику. А так как Нижников это правило нарушил, то Истомина вправе требовать возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков (ч. 3 ст. 390 ГК). Поэтому суд частично удовлетворил иск Истоминой, присудив ей 700 000 руб. как неосновательное обогащение и 43 859 руб. процентов за пользование чужими деньгами по ст. 395 ГК. А в выплате убытков и признании недействительным положения договора цессии отказал. 

Нижников обжаловал такое решение. Но с выводами апелляции согласился Седьмой кассационный суд общей юрисдикции. Тогда ответчик написал жалобу в Верховный суд

Позиция ВС

Тройка судей под председательством Сергея Асташова указала на ошибки апелляционной и кассационной инстанций, которые применили нормы о неосновательном обогащении (дело № 48-КГ22-9-К7). Но их использовать в этом деле нельзя. Согласно абз. 2 ч. 2 ст. 390 ГК, кредитор может передать только существующее право требования. А если он уступил недействительное право, то ответственность наступает на основании ст. 390 ГК, а не по статье о неосновательном обогащении (ст. 1102 ГК). 

Еще судам нужно разобраться, было ли вообще у Нижникова право на взыскание задолженности по договору займа, который изначально заключили Ананьева и Иванов с Федоровым. Если такого права не было, то нужно выяснить, знала ли об этом Истомина. Если да, то Нижникова стоит освободить от ответственности (ст. 460 и ст. 461 ГК). 

ВС отметил, покупая у Нижникова право требования, Истомина вела предпринимательскую деятельность без образования юрлица. А это дает возможность ограничить ответственность ответчика (п. 3 ст. 23 и абз. 2 п. 1 ст. 390 ГК). Но нижестоящие инстанции это тоже не учли. 

В итоге суд отменил решения апелляционной и кассационной инстанций и отправил дело на новое рассмотрение в Челябинский облсуд (дату рассмотрения пока не назначили. — Прим. ред.)

Что думают эксперты

Партнер Кирьяк и Партнеры Кирьяк и Партнеры Региональный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Семен Кирьяк согласен с выводами ВС: «Свердловский облсуд отменил решение первой инстанции о взыскании долга с Иванова и Федорова в пользу Симонишина. Значит, требование, которое потом передавали, не существовало. Этим и ограничились нижестоящие суды». Но по мнению эксперта, основной вопрос в этом деле — когда цедента можно освободить от ответственности за уступку неисполнимого для цессионария требования? 

А юрист Гришин, Павлова и Партнеры Гришин, Павлова и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Транспортное право Лилия Малышева указывает на нелогичное решение апелляции.

Суд удовлетворил иск Истоминой, но не разобрался, действует ли пункт договора цессии, который ограничивает ответственность Нижникова. Обязательное условие для удовлетворения иска — признание недействительным этого пункта.

Лилия Малышева

Она добавила, если пункт соглашения и правда не действует, то речь идет не про неосновательное обогащение, а о применении последствий недействительной сделки.

* Имя и фамилия изменены редакцией.