ПРАВО.ru
Практика
5 августа 2022, 9:39

База данных как объект интеллектуальных прав: чего не хватает в регулировании

База данных как объект интеллектуальных прав: чего не хватает в регулировании
Вызвать такси в один клик, оплатить товары по интернету, выбрать еду в приложении, заказать госуслугу, воспользоваться персональной скидкой — все это возможно благодаря цифровой экономике и базам данных. Их становится все больше, и они нуждаются в правовой защите. Но формулировки норм дают ответы далеко не на все вопросы. В судебной практике тоже нет определенности: самое громкое дело последних лет об использовании базы данных «ВКонтакте» скоро во второй раз рассмотрит Суд по интеллектуальным правам. Нижестоящие инстанции два раза занимали противоположные позиции.

IT-сфера — одна из тех, что сильно опережают право, поэтому правовые конструкции не в полной мере отражают суть современных баз данных, говорит юрист практики IP, патентный поверенный АБ Андрей Городисский и партнеры Андрей Городисский и партнеры Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) Профайл компании Анатолий Шерстин. А пробелы в правовом регулировании сказываются на защите правообладателей, как будет показано ниже.

1
Креативные базы

Согласно ч. 2 ст. 1260 ГК, база данных — представленная в объективной форме совокупность самостоятельных материалов (статей, расчетов, нормативных актов и так далее), систематизированных так, чтобы их можно было найти и обработать с помощью электронной вычислительной машины (ЭВМ).

Креативными считают базы, которые признаны составным произведением. Авторские права на такой объект принадлежат «автору, который подобрал или расположил материалы (составительство)». Креативными нельзя назвать базы данных, которые создаются без творческих усилий — пополняются автоматически по алфавиту.

Непонятно, почему законодатель сделал акцент на работе по сбору, обработке и расположению материалов, комментирует старший юрист NEVSKY IP Law NEVSKY IP Law Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) Ангелина Скворцова. «За кадром остались те, кто создает контент для конкретной цели, который, по сути, и есть самое важное в базе данных — то, за что люди готовы платить, — объясняет она. — Ценность базы данных, по-моему, как раз не столько в последовательности материалов, а в том, что это за материалы». Положение дел влияет на защиту правообладателей и требует изменить формулировку в ГК, говорит Скворцова.

Не всегда можно признать результатом интеллектуальной деятельности один составляющий элемент базы данных. Но лицо, которое разрабатывает эти элементы, должно доказывать, что по смыслу ГК тоже изготовитель, а не просто ради забавы писало документы по 10–60 листов, из которых и состоит база данных.

Ангелина Скворцова

Второй вид баз — инвестиционные, о них в следующей карточке. Один и тот же объект может быть зарегистрирован в Роспатенте и как креативный, и как инвестиционный, если отвечает соответствующим признакам.

2
Инвестиционные базы

Речь о базах данных, создание (обработка, представление) которых требует существенных финансовых, материальных, организационных и иных затрат (ч. 1 ст. 1334 ГК). Изготовителю такого объекта принадлежит исключительное право извлекать из него материалы и использовать их любым способом. При отсутствии доказательств иного считается, что требует существенных затрат база, где хранится от 10 000 самостоятельных информационных элементов (материалов).

Неясно, что из себя представляют информационные элементы, говорит старший юрист Versus.legal Versus.legal Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Цифровая экономика группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) Профайл компании Сергей Ковальков: «Если мы говорим о базе пользователей социальной сети, то что в таком случае является информационным элементом? Карточка с информацией о пользователе или его Ф. И. О.? Если упростить, строчка с информацией о пользователе или одна ячейка с единицей информации?» По мнению Ковалькова, надо уточнить, что считается информационным элементом. Иначе сложно зарегистрировать в Роспатенте или защитить права на базы данных, которые содержат небольшое количество очень информативных карточек.

Такая неопределенность с понятием информационного элемента ограничивает возможность защиты небольших баз данных, содержащих подробную информацию в каждой карточке.

Сергей Ковальков

Если в базе менее 10 000 самостоятельных элементов, понадобится экспертиза. «Но как ее провести, если спор возник в связи с удалением сопартнером такой базы данных и использованием лишь ее самостоятельных элементов? — задается вопросами Скворцова. — Как определить, была ли создана база данных по смыслу ГК?» По мнению юриста, здесь нужно ориентироваться на документы, которыми стороны обменивались до удаления. И не стоит формально подходить к вопросу, была ли создана база данных по смыслу ГК, считает Скворцова.

3
Исключительное право изготовителя базы данных

По общему правилу никто не может извлекать из базы данных материалы и использовать их без согласия правообладателя (ч. 1 ст. 1334 ГК). Закон определяет подобный процесс как перенос всего содержания базы данных или существенной части составляющих ее материалов на другой информационный носитель с использованием любых технических средств и в любой форме.

Этой формулировки недостаточно для полной защиты правообладателя баз данных, считает Ковальков. По его словам, закон четко не отвечает на вопрос, можно ли распространять базы, если извлечение материалов было законным (например, по лицензионному договору). Закон запрещает их распространение и использование, если они были незаконно извлечены. Но будет ли считаться виновным лицо, которое на основе лицензионного договора, то есть законно, извлекло данные, а следом отдало их третьим лицам, — задается вопросом Ковальков. Еще одна ситуация посложнее: будет ли считаться нарушителем добросовестно заблуждающееся лицо, купившее базу, которую законно извлекли, но незаконно распространили. Ответов на эти вопросы закон не дает.

Кроме того, добавляет Ковальков, в текущем регулировании нет ответа, возникает ли исключительное право на базу данных, в создании которой участвует несколько лиц. А если возникает — кому принадлежат права?

4
Судебная практика

Судебной практики на эту тему немного, говорят эксперты. Самое известное дело — «ВКонтакте» против «Дабл» (№ А40-18827-2017). Претензии истца связаны с тем, что ответчик использовал базу данных пользователей соцсети и создавал на их основе свои продукты для кредитных организаций, в том числе для сбора информации о заемщиках и оценки их кредитных рисков. Позиция «ВКонтакте» состоит в том, что данные о пользователях — это инвестиционная база данных, куда вложены деньги и усилия сотрудников. Ответчик парирует, что это всего лишь индексация, то есть взаимодействие с соцсетями аналогично поисковикам «Яндекса» и Google, просто его программы ищут лучше, а результат поиска недоступен третьим лицам.

Поначалу Арбитражный суд Москвы согласился с этими доводами и отказал в иске о признании действий «Дабла» незаконными. Судьи апелляционного суда, наоборот, признали, что данные извлекались, а именно переносились с одного носителя на другой (ч. 1 ст. 1334 ГК). Суд по интеллектуальным правам направил дело на новое рассмотрение и указал провести судебную экспертизу.

В марте 2021-го АСГМ вновь пришел к выводу, что права истца не нарушаются, а программы ответчика не извлекают информацию и не создают альтернативную базу данных. Апелляция вновь приняла решение в пользу «ВКонтакте» на тех же основаниях, что и в прошлый раз. Теперь слово снова за Судом по интеллектуальным правам, который назначил заседание на 21 сентября 2022 года.

Похожий иск проиграл в 2018 году Head Hunter, который судился с сервисом «Робот Вера» компании «Стафори». Истец требовал пресечь нарушения его права интеллектуальной собственности: ответчик извлекал из базы данных hh.ru резюме и давал доступ к ним без ведома кадрового портала. Ответчик возражал, что сотрудничал с компаниями, которые оплатили доступ к hh.ru, и предоставлял им инструменты для обработки резюме и обзвона соискателей.

Первая инстанция отказала, Мосгорсуд «засилил» ее решение (дело № 33-34020/2018). По их мнению, истец не доказал, что ответчик, «Стафори», пользовался доступом к закрытой (платной) части базы данных резюме или давал пользователям этот доступ. Суды сослались на п. 3 ст. 1335.1 ГК. Согласно ей, нарушением считается не просто неоднократное извлечение или использование материалов базы данных, но и противоречие таких действий нормальному использованию базы данных и ущемление необоснованным образом законных интересов изготовителя базы данных. Таких фактов Head Hunter не доказал, решили суды.

О вопросе законности скрейпинга, то есть получения «больших данных» из баз с других сайтов, рассуждает партнер Гардиум Гардиум Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) 9место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 20место По выручке Арина Ворожевич. Если скрейпер-конкурент создает альтернативный правообладателю продукт, обходит технические блокировки, а в пользовательском соглашении есть запрет скрейпинга и парсинга, то это нарушение, считает эксперт, указывая на практику США и ЕС.

А в деле № А07-25365/2020 суды давали квалификацию договору 2015 года на совместное создание базы данных «Документы по оформлению и управлению интеллектуальной собственностью». По соглашению, ОДО «Юридическое общество Александра Невского» организовывало процесс создания результатов интеллектуальной деятельности и ее самостоятельных элементов, сбор, обработку, расположение материалов, координацию работы авторов (80% работы). «Доклаб» брало на себя разработку базы данных, проверку элементов, обеспечивало работу базы на своем программном обеспечении (20% работы). Доходы договорились делить пополам, но ОДО решило, что «Доклаб» задолжал ему порядка полумиллиона выплат.

Суды квалифицировали сделку как договор простого товарищества (гл. 55 ГК) — соединение вкладов и совместные действия двух или более лиц без образования юридического лица для извлечения прибыли или другой законной цели. Суды отклонили доводы ответчика, что в соглашении есть элементы договора авторского заказа. Еще он указывал, что речь идет о договоре возмездного оказания услуг, а именно о разработке рабочих материалов по теме. Но судьи не приняли его доводы, указав, в частности, на условие о распределении прибыли поровну. Таким образом, договор заключен и долг надо выплатить, заключили суды.

12 июля Суд по интеллектуальным правам оставил решения без изменения.