ПРАВО.ru
СВО
26 октября 2022, 9:41

Спецоперация с интеллектуалкой: пиратство, судебное спокойствие и новые возможности

Спецоперация с интеллектуалкой: пиратство, судебное спокойствие и новые возможности
После начала СВО практически каждый день разные бренды заявляли, что они уходят из России. Среди них магазины одежды, товаров для дома, стриминговые сервисы, музыкальные лейблы, кинокомпании и владельцы программного обеспечения. Что изменилось в мире интеллектуальной собственности, в какую сторону движется судебная практика в этой сфере, произойдет ли расцвет пиратства и станет ли проще российским компаниям развиваться на внутреннем рынке из-за ухода брендов — Право.ru рассказали эксперты.

После начала СВО и ответных санкций недружественных государств многие привычные сервисы, которые люди используют как для отдыха, так и для работы, стали недоступны в России. Так, одна из самых популярных стриминговых кинокомпаний Netflix приостановила деятельность в знак протеста из-за ситуации на Украине. Музыкальный стриминговый сервис Spotify прекратил работать в России из-за того, что приняли закон о фейках про армию. Как пишет РБК, компания заявила, что закон ограничивает доступ к информации, «ликвидирует свободу выражения мнений и криминализирует некоторые виды новостей». Все это угрожает безопасности сотрудников Spotify и пользователей сервиса. Сервис для дизайна Canva тоже перестал работать в России из-за конфликта на Украине.

Операции с Россией приостановили звукозаписывающие компании Sony Music Group и Warner Music Group, а еще медиахолдинг WarnerMedia, куда входят Warner Bros., CNN, HBO и HBO Max, как пишет «Коммерсант». Кроме того, с российского рынка ушли такие бренды массмаркета, как H&M, COS, Arket, & Other Stories, Monki и Weekday. 

Эти действия повлияли на вопрос об интеллектуальной собственности (ИС) в России как в сфере авторских и патентных прав, так и в отношении прав на средства индивидуализации. По данным Роспатента за 2022 год, меньше иностранных компаний хотят регистрировать свои бренды в России. Но зато стало больше российских лиц, которые стремятся защитить свою ИС.

Например, как сообщает «Коммерсант», отечественные бренды одежды Lime и «Стокманн» планируют войти в сегмент рынка товаров для дома, а владелец сети магазинов одежды Lime Дмитрий Хохлов в конце июля подал в Роспатент заявку на регистрацию товарного знака Lime Home. 

Как изменилась интеллектуалка после начала СВО

Андрей Червяков, юрист Nevsky IP Law NEVSKY IP Law , отмечает, что в России легализовали параллельный импорт. До марта 2022 года его запрещала ст. 1487 ГК. Согласно правилу, если товар ввели в оборот с разрешения правообладателя, это не нарушало исключительное право на товарный знак. Но в марте правительство решило не применять положения этой нормы в отношении некоторых категорий товаров. «Отныне реселлеры вправе закупать за границей оригинальные товары определенных производителей, которые могут вовсе не присутствовать в России, а затем выводить их на российский рынок без согласия производителя», — разъясняет эксперт. Дмитрий Марканов, управляющий партнер Patentus Patentus , отмечает, что из-за молчания правообладателей таможенные органы не приостанавливают ввоз таких товаров. Это приводит к отсутствию обеспечительных мер, то есть эту продукцию не арестовывают. 

Изменили и регулирование принудительных лицензий на патенты, обращает внимание Марканов. Теперь правообладателям из недружественных стран не будут выплачивать компенсацию, если объект ИС использовали без согласия патентообладателя, объясняет юрист. Помимо этого, по указу Президента от 27.05.2022 № 322 теперь с правообладателями из недружественных стран рассчитываются с помощью специального рублевого счета «О». Его открывает должник в уполномоченном правительством банке.

Пеппа, Баста и японский Чебурашка: интересные дела в интеллектуалке

В судебной практике мало что изменилось, отмечает Кирилл Никитин, руководитель дирекции юридической фирмы VEGAS LEX VEGAS LEX Суд по интеллектуальным правам в основном не допускает каких-либо отклонений от ранее принятых правил и позиций. Нашумевший кейс «Свинки Пеппы» так и остался мемом и не получил широкого распространения, отмечает эксперт. В этом деле первая инстанция отказала иностранной компании в иске за нарушение ее интеллектуальных прав российским ИП со ссылкой на недружественное происхождение фирмы, но апелляция отменила это решение (дело № А28-11930/2021). Тем не менее предприниматель подал в СИП кассационную жалобу, но там согласились с выводом апелляции.

Суды продолжают выносить решения в пользу иностранных правообладателей, среди которых есть и резиденты недружественных стран.

Кирилл Никитин

В качестве примера эксперт приводит спор The Coca-Cola Company vs «Напитки из Черноголовки-Аквалайф» (дело № СИП-353/2022). 11 октября 2022 года СИП удовлетворил требования Coca-Cola, хотя ранее фирма объявила об уходе с российского рынка. Иностранная компания была против того, чтобы товарному знаку «Фантола» (№ 712275), который принадлежит «Аквалайфу», предоставляли правовую охрану. Исходя из этого, Никитин приходит к выводу, что суды оказались менее восприимчивы к эмоциональным политико-экономическим триггерам, чем ожидало большинство специалистов.

А как повлияла на ИС частичная мобилизация?

Что делать менеджменту компаний и ИП, если их мобилизуют

Эксперты сошлись во мнении, что частичная мобилизация в целом не повлияла на сферу ИС. Червяков объясняет, что за прошедший месяц в этой отрасли не приняли ключевых решений. При этом Марканов обращает внимание на восьмой пакет санкций, который принял ЕС. Это сделали уже после того, как объявили мобилизацию. Из-за очередных ограничений российские компании не смогут обратиться за помощью к иностранным юрфирмам. Артур Зурабян, адвокат, партнер, руководитель практики разрешения споров и международного арбитража Арт Де Лекс ART DE LEX , отмечает, что из-за этого может быть сложнее поддерживать действие исключительного права за рубежом. О том, чего можно ожидать после запрета на юруслуги в Европе, читайте в нашем материале. Но сложности во взаимодействии с иностранными коллегами не единственная трудность, с которой столкнулся российский бизнес в ИС. 

Проблемы и риски для российских компаний после начала СВО

Среди проблем Зурабян выделяет то, что IT-гиганты стали нарушать права многих компаний, прежде всего СМИ. Это и блокировка ютуб-каналов, и удаление приложений из магазинов. Например, после того как в России объявили частичную мобилизацию 21 сентября, из AppStore пропало приложение VK (позже его вернули). Зурабян отмечает, что подобные нарушения прав российских субъектов часто не связаны с санкциями в отношении конкретных лиц. То есть это уже самостоятельные «санкции» со стороны IT-гигантов.

Еще один блок проблем — уход вендоров, которые поставляли продукты в сфере программного обеспечения. Это порождает споры между российскими посредниками и конечными клиентами. Последние пытаются рассматривать как поставщиков исключительных прав именно российских посредников.

Артур Зурабян

Роман Лукьянов, управляющий партнер Семенов и Певзнер Semenov & Pevzner , видит проблемы в том, что законодательство меняется слишком динамично и эти перемены тяжело прогнозировать. Кроме того, регулярно меняют список субъектов санкций и перечень ограничений. По мнению эксперта, решить эти проблемы можно, если:

  • Исключить любые ущемления прав правообладателей на законодательном уровне. Отказывать в защите правообладателю, который, независимо от страны происхождения, злоупотребил правом, может суд с учетом уже существующих норм.
  • Проработать правовые механизмы, которые позволяют эффективно пресекать нарушения в сфере ИС, даже когда правообладатель не предпринимает активных действий по защите своих объектов. Это позволит исключить конкуренцию популярного дешевого контрафакта и пиратской продукции не защищающих себя правообладателей с легальными лицензионными продуктами и контентом правообладателей, которые остались в России. В первую очередь это российские правообладатели, лицензиаты, дистрибьюторы.
  • Нормативно обеспечить государственное стимулирование сферы ИС. Например, предоставить налоговые льготы, субсидии, иные формы поддержки.

Нам как государству, наоборот, выгодно иметь сильный режим защиты интеллектуальной собственности.

Роман Лукьянов

От маркетплейсов до Роспатента: правила защиты интеллектуальной собственности

Никитин среди проблем отмечает то, что с российскими правообладателями неправомерно с точки зрения любого законодательства прекращают правоотношения без объяснения причин. «Иными словами, сейчас имеет место банальное злоупотребление правом», — поясняет эксперт. Владислав Рябов, старший юрист практики интеллектуальной собственности Lidings Lidings , отмечает, что сейчас иностранные правообладатели массово расторгают договоры на использование объектов ИС с российскими контрагентами. Эксперт полагает, что это можно заметить по ситуации в российских кинотеатрах. Кинопоиск пишет, что Warner Bros. отменил показ «Бэтмена» за день до премьеры, а еще в прокат не вышли блокбастеры «Доктор Стрэндж: в мультивселенной безумия» от Disney, «Морбиус» от Sony, «Варяг» от Universal и «Фантастические твари: тайны Дамблдора» тоже от Warner Bros. Как сообщают «Ведомости» со ссылкой на топ-менеджеров видеосервисов, пока зарубежные партнеры не объявляли, что будут расторгать контракты. Тем не менее они не исключают, что это может произойти. 

Когда иностранные правообладатели продают свои местные активы, они накладывают на покупателей обязательства по смене бренда, расторгают договоры на использование товарных знаков и иных объектов ИС.

Владислав Рябов

В Госдуму внесли законопроект, который допускает использование принудительных лицензий на объекты авторских и смежных прав, чтобы предотвратить «риски отката культуры соблюдения интеллектуальных прав» и «обеспечить доступ граждан к научным, культурным ценностям», как указали в пояснительной записке. Зурабян разъясняет, что по нему отечественные компании смогут через суд получать недоступные лицензии на компьютерные программы, музыкальные и аудиовизуальные произведения правообладателей из недружественных стран, которые отказывают российским контрагентам в прямой продаже.

По мнению Руслана Гафурова, старшего юриста, руководителя практики разрешения споров Nevsky IP Law, саму идею законопроекта стоит поддержать. Сейчас у российских пользователей есть лишь два пути, как использовать зарубежный контент: пиратство или оформление аккаунтов на стриминговых сервисах в других регионах с использованием зарубежных банковских карт. Первый вариант популярнее, поскольку он проще. Законопроект же предлагает третий путь — использовать по лицензии. 

В ситуации, когда в стране только-только стали появляться уважение к объектам авторских прав и удобные подписки на стриминги, возвращаться к пиратству было бы ошибкой. Принудительная лицензия может сохранить баланс интересов правообладателя и лицензиатов. Но в законопроекте есть недочеты и над тем, как реализовать его, необходимо подумать.

Руслан Гафуров

Марканов отмечает, что теоретически законопроект дает возможность гражданам потреблять разноплановый контент, который иностранные правообладатели отказываются поставлять. С практической же точки зрения непонятно, как именно будут реализовывать инициативу, поскольку нет механизма исполнения предлагаемых норм. 

Очень сомнительно, что заинтересованные лица смогут заставить иностранных правообладателей прислать продукт, будь то кинофильм или обновление для программного обеспечения.

Дмитрий Марканов

Как сообщают «Известия», сами же участники кинорынка выступают против того, чтобы законопроект приняли. Они обращают внимание, что законопроект не уточняет, как пользователи будут получать исходные материалы, поскольку правообладатели их предоставлять не будут. В итоге доступ к контенту придется получать нелегальным способом. 

Зурабян обращает внимание на еще одну законодательную инициативу. Там предлагают запретить в одностороннем порядке изменять и расторгать договоры, которые связаны с реализацией и защитой прав на результаты интеллектуальной деятельности (РИД) и средства индивидуализации. Исключение — случаи, когда другая сторона существенно нарушает обязательства. Еще законопроект дает возможность продлить срок действия лицензионных, франчайзинговых или аналогичных договоров, пока действуют санкции, если лицензиат или франчайзи — резиденты РФ. 

Законопроекты пока не приняли, но бизнес не стоит на месте и по-прежнему стремится защитить свою ИС. Тем не менее уход брендов сыграл определенную роль на отечественном рынке ИС.

Как уход брендов сказался на российском сегменте ИС

Анастасия Найда, старший юрист Казаков и партнеры Казаков и партнеры , отмечает, что с точки зрения потребительского комфорта уход популярных брендов из России лишил возможности свободно выбирать и приобретать. С другой стороны, для бизнеса это время, когда можно создавать новые продукты, технологии, патентовать изобретения, регистрировать товарные знаки, выводить их на рынок, занимать новые ниши. 

Отечественные бренды смогут предлагать свой товар «освободившейся» аудитории. Но РИД — не просто результат деятельности человека, это результат таланта. Поэтому конкуренция и продвижение продуктов ИС вряд ли станет проще. 

Анастасия Найда

Эксперт объясняет, что для потребителей по-прежнему будут важны свойства товара, его качество и привлекательность.

Кроме того, российские компании могут выйти на иностранные рынки. Марина Пожидаева, юрист Versus.legal Versus.legal , отмечает: до сих пор не возникало ощутимых ограничений и неудобств, когда товарные знаки регистрируют по Мадридской системе через ВОИС в связке с Роспатентом. Регистрацию все также можно получить в ЕС, Великобритании, Канаде, Японии и других недружественных странах. На российское происхождение базовой заявки, от которой зависит международная регистрация, обращает внимание разве что патентное ведомство Украины, говорит эксперт. 

От патентов до товарных знаков: как защитить все виды интеллектуальной собственности

Тем не менее, поскольку восьмым пакетом санкций запретили оказывать юруслуги российским компаниям, процесс регистрации за рубежом может стать сложнее. Пожидаева обращает внимание на разные подходы государств к тому, считать ли патентные услуги юридическими или нет. Например, патентные поверенные в ЕС и Великобритании отказываются работать с российскими компаниями, но патентные поверенные в США не видят к этому препятствий, отмечает эксперт. Все проще, если у российской компании есть юрлицо за рубежом. В этом случае отечественные фирмы разделяют свой бренд на российский и зарубежный. То, что нужно для деятельности в России и других странах ЕАЭС, закрепляют за российской компанией, а то, что было ранее универсальным, переносят на созданное юрлицо за рубежом, объясняет Пожидаева. Это делают, чтобы сохранить связь между своей продукцией под знакомым брендом с иностранным потребителем.

Если до февраля ИС перераспределяли, чтобы оптимизировать налоги, то сейчас эта цель уходит на второй план. Компаниям важнее сохранить или вернуть возможность выходить на зарубежные рынки, а для этого необходимо избавить ИС от видимой связи с Россией.

Марина Пожидаева

Для иностранных компаний, который хотят выйти на российский рынок и зарегистрировать свой товарный знак, препятствий нет. Экспертиза Роспатента по-прежнему ориентируется на нормы ГК, отмечает юрист.