Сюжеты
12 февраля 2015

Адвокату удалось оспорить публичный договор Сбербанка

Адвокату удалось оспорить публичный договор Сбербанка
Фото Право.Ru

Екатеринбургский райсуд удовлетворил требования клиента Сбербанка, который решил, что его деньги незаконно остаются в банке 45 дней, а не семь, как того требует Гражданский кодекс. Кредитная организация доказывала, что договор, в соответствии с которым выпускается банковская карта, смешанный, поэтому ГК тут ни при чем. Да, его природа такова, согласился суд, но вывод сделал прямо противоположный.

11 января 2014 года екатеринбургский адвокат Станислав Медведев заключил со Сбербанком договор об открытии банковского счета с оформлением дебетовой карты Visa Electron. В течение десяти месяцев он использовал ее, а к концу года решил закрыть счет. 12 ноября 2014 года он удостоверился, что денег на счете нет, написал соответствующее заявление и сдал карту в банк.

Но спустя неделю выяснилось, что в день закрытия на привязанный к карте счет поступили два платежа – на 57 100 руб. и 22 900 руб., но когда Медведев пришел в офис банка и попросил выдать ему деньги со счета, то получил отказ. Встретившие его клерки сослались на п. 3.10 документа под названием "Условия использования банковских карт ОАО "Сбербанк России"", который позволял им выдать деньги не ранее чем через 45 календарных дней после закрытия счета. 20 ноября 2014 года адвокат направил в банк претензию, но там ее проигнорировали, а Медведев решил судиться.

В исковом заявлении, которое адвокат подал в Орджоникидзевский райсуд Екатеринбурга (есть у "Право.Ru"; дело № 2-457/2015) он требовал признать недействительным упомянутый выше пункт, ссылаясь на п. 3 ст. 859 ГК РФ (расторжение договора банковского счета). В нем говорится, что деньги с него нужно вернуть не позднее семи дней. Денежные требования Медведева включали немедленный возврат 79 987 руб. со счета, неустойку за просрочку требований по закону о защите прав потребителей (79 987 руб. на дату решения по делу), 825 руб. процентов за пользование чужими деньгами, 1500 руб. компенсации расходов на нотариуса, 50-процентный штраф, а также 8775 руб. в счет возмещения морального вреда. Последнюю претензию адвокат в иске обосновывал тем, что на зависшие деньги он планировал поехать в отпуск, но из-за действий "Сбера" лишился такой возможности и вдобавок потерял сон и аппетит.

30 января заявление Медведева рассмотрела судья Евгения Лащенова. Представитель Сбербанка просил отказать адвокату во всех требованиях, а аргументацию (отзыв есть в распоряжении "Право.Ru) строил на том, что соглашение со спорным пунктом является смешанным, так как содержит в себе элементы договора банковского счета, регулируемого гл. 45 ГК, и договора о расчетах по операциям с использованием банковских карт. Последний не предусмотрен Гражданским кодексом и заключается в соответствии с положением Банка России № 266-П от 24 декабря 2004 года. А пункт 1.8 этого документа говорит, что банк может самостоятельно определять в договоре с клиентом конкретные условия расчетов по карточным операциям.

Кроме того, банк указывал, что спорные условия в совокупности с памяткой держателя карты, заявлением на ее получение и альбомом тарифов на услуги составляют договор о выпуске и обслуживании банковской карты. По правовой природе такой документ является договором присоединения, и он един для всех клиентов. И раз клиент подписал договор с банком, то он согласился и с условиями закрытия счета и возврата денег, поэтому вины банка в задержке выплаты нет, следовало из отзыва. В свою очередь, само условие о 45-дневном сроке основано на требованиях международных платежных систем, а использование банковских карт невозможно без присоединения к ним.

Отдельно в своем отзыве юристы Сбербанка остановились на требовании о выплате неустойки. Тут они ссылались на постановление Пленума ВС РФ № 17 от 28 июня 2012 года, согласно которому на возникшие между сторонами правоотношения по договору о выпуске и обслуживании банковских карт распространяются только общие положения закона "О защите прав потребителей". А п. 5 ст. 28 этого закона, в котором говорится о неустойке, в число общих положений не входит. Следовательно, резюмировал ответчик, требование о ее выплате тоже надо отклонить.

В этом суд согласился со "Сбером", но это была единственная победа. Да, договор с Медведевым был смешанным по природе, но эта особенность не освобождает банк от обязанности соблюдать нормы гражданского законодательства, следует из решения суда (есть у "Право.Ru"). "Если заключенный между сторонами договор содержит элементы договора банковского счета, то его условия должны соответствовать требованиям, которые закон устанавливает для этого вида договоров, и не должны противоречить нормам права", – написала судья Лащенова. В итоге суд признал недействительным спорный пункт, так как он противоречит положениям Гражданского кодекса в части сроков возврата клиентских денег.

Требования о возврате зависших 79 987 руб. были удовлетворены. При этом в материалах дела отмечается, что деньги не были возвращены и после 27 декабря 2014 года, когда истекал установленный "Сбером" 45-дневный срок.

Проценты за пользование чужими денежными средствами суд также взыскал, но уменьшил срок. Медведев считал, что их следует начислять с даты закрытия счета, то есть с 12 ноября. Расчет судьи выглядел иначе: если истец подал заявление о выдаче денежного остатка 20 ноября, то установленный законом 7-дневный срок исполнения этого требования истек 27 ноября. С этой даты судья и начислила проценты, сумма которых в итоге составила 586 руб.

Нашла основания Лащенова и для удовлетворения требований о возмещении морального вреда. Правда, компенсация составила только 2000 руб. Присужден и штраф за отказ выполнить требования потребителя добровольно.

Информацией об обжаловании решения суда "Право.Ru" не располагает.