Репортаж
20 апреля 2017

"Станем этичнее с новыми стандартами": итоги всероссийского съезда адвокатов

"Станем этичнее с новыми стандартами": итоги всероссийского съезда адвокатов
Фото Право.Ru

На VIII Всероссийском съезде адвокатов обсудили проблемы защитников по назначению, приняли 19 поправок в Кодекс профессиональной этики адвоката и утвердили стандарт представления интересов по уголовным делам. Делегаты мероприятия не обошли стороной и проблемы российского юридического образования. На съезд приехали 149 человек из 84 адвокатских палат РФ. Своего представителя не прислала лишь АП Якутии.

В начале мероприятия участники вспомнили подписанные недавно Владимиром Путиным "проадвокатские" поправки в УПК. Мы с вами сделали этот закон вместе, сдвинув гору, подчеркнул Михаил Федотов, глава президентского совета по правам человека. По словам правозащитника, обсуждаемые изменения гарантируют адвокатам еще большую независимость. Юрий Пилипенко, председатель ФПА тут же предупредил, что эффект от принятых президентом поправок может оказаться очень краткосрочным. По его словам, органы адвокатского самоуправления должны следить за поведением профессиональных защитников, чтобы последние не злоупотребляли своими правами. После того, как упростилась процедура допуска адвокатов в СИЗО, некоторые защитники стали приходить в изоляторы для поиска новых клиентов, сообщил Пилипенко: "За такие хождения нескольких людей лишили статуса". Упомянутыми поправками измененилась и процедура обыска у адвокатов. Теперь во время такого следственного действия должен присутствовать представитель АП субъекта. Всех этих нововведений мы добились не для того, чтобы вы "наркотики в сейфах хранили", подчеркнул докладчик.

Проблемы "назначенцев"

Однако решены далеко еще не все проблемы, продолжил Федотов: "Гор много, поэтому нужно двигаться дальше". Докладчик рассказал, что президентский совет по правам человека договорился с руководством ФПА о дальнейшем сотрудничестве. Один из главных вопросов в повестке такого взаимодействия: повысить ставки для адвокатов по назначению и не только в уголовных, но и гражданских делах. Пилипенко признал, что сейчас у адвокатов по назначению маленькая ставка за один судодень (прим. ред. - минимальная составляет 550 руб.): "И даже эти суммы не выплачивают вовремя, долги накопились огромные". Глава ФПА сказал, что в ближайшие дни отправится на встречу в Минфин для решения проблемы с задолженностями (см. "Пилипенко: в информации о защитниках по назначению "нет абсолютной правды"). 

По данным на начало марта суммарная задолженность перед адвокатами всех ведомств, в основном, МВД, составила порядка 454,7 млн руб., сейчас они остались должны около 300 млн руб. При этом, президент ФПА отметил, что погашатся долги уже за счет средств, выделенных на оплату "назначенцев" в 2017 году. Сейчас Минюст подключился к активному решению проблемы финансирования. ФПА уже разработала и представила министерству ряд мер, позволяющих не допускать появления долгов перед защитниками. Например, вернуть в бюджет целевую статью для таких выплат, а также заложить в него средства на индексацию вознаграждения (см. ФПА объяснила Минюсту, как избежать задолженности перед адвокатами по назначению).

Образование и концепция

О проблеме подготовки молодых юристов рассуждали Владимир Груздев, председатель правления Ассоциации юристов России и ректор МГЮА имени О.Е. Кутафина, Витор Блажеев. Глава юридической академии признал, что российское юробразование переживает не лучшие времена. У нас в стране сейчас 758 вузов с юрфаками, но количество уступает качеству, констатировал Груздев.

По словам Блажеева, образ среднестатистического юриста у нас в стране — это заочник, который получил свой диплом в филиале вуза: "Такие люди уничтожают юридическую профессию". Для борьбы со сложившейся ситуацией с 1 сентября 2017 года заработает новый образовательный стандарт по юриспруденции: на бакалавриат перестанут брать заочников.

Участники съезда не обошли стороной и многострадальный проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи. Заместитель министра юстиции, Юрий Любимов, поблагодарил адвокатское сообщество за активное участие в обсуждении документа и внесенные в него поправки (см. "Минюст представит обновленную Концепцию регулирования рынка юрпомощи до начала ПМЮФ").

Он пообещал вынести на суд общественности обновленную версию концепции до начала Петербургского международного юрфорума, который состоится 16-19 мая 2017 года. Минюст представил проект постановления правительства "О внесении изменений в государственную программу Российской Федерации “Юстиция” в начале января текущего года. В нем как раз и говорилось о необходимости сначала утвердить Концепцию, которая определит основные направления модернизации "адвокатского" законодательства, а потом уже обсуждать ФЗ "О профессиональной юридической помощи в РФ", который теперь планируется внести в Госдуму не в 2017-м, а в 2018 году. Документ будет направлен на "оптимизацию процедуры допуска к профессии адвоката" и "стандартизацию рынка профессиональной юридической помощи".

Языком цифр и этики

Особое внимание Пилипенко уделил статистике, которая характеризует работу адвокатского сообщества. По его словам, численность адвокатуры за два года увеличилась более, чем на 3000 человек, достигнув цифры в 78 491 защитников (прим. ред. - из них с действующим статусом — 72 508). Меньше стало случаев с лишением статуса, за прошлый год их было 422, что на 17% меньше показателей 2015 года (см. "ФПА: в 2016 году адвокатского статуса лишились 422 человека"). Чаще всего юристов наказывали таким образом за неисполнения решений адвокатских палат и несоблюдение профессиональной этики. Вместе с тем, в два раза увеличилось число успешно обжалованных в судебном порядке решений о привлечении к дисциплинарной ответственности — с 7 до 15. Последний вопрос вместе с темой этики и стали самыми дискуссионными на сегодняшнем мероприятии (см. "Защитникам запретили публично критиковать адвокатуру").

Адвокаты в очередной раз решили поправить Кодекс профессиональной этики (КПЭА). Накануне съезда в документ предложили внести 19 поправок, которые ФПА активно отбирала в течение нескольких месяцев (см. "ФПА собирает предложения о поправках в Кодекс профессиональной этики адвоката"). По данным палаты, свои предложения направили более 100 защитников. Некоторые нововведения вызвали критику, из зала звучали предложения голосовать постатейно, но большинство делегатов оказались против такого сценария. В результате, большинством голосов: 71 "за" и 10 "против" при трех воздержавшихся поправки приняли "пакетно". 

В КПЭА приняли положение, на основании которого адвокат "должен избегать действий, приводящих к подрыву доверия к нему и адвокатуре" (п. 2 ст. 5). Теперь думать об авторитете профессии защитнику придется не только на работе, но и за ее пределами. Например, придется вести себя сдержаннее при общении в интернете.

Еще одно изменение — отныне в любой ситуации защитник "обязан сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней", если при этом очевидна его принадлежность к профессиональному сообществу (п. 5 ст. 9). Кроме этого, защитникам запретили употреблять выражения, которые умаляют честь и достоинство не только конкретного адвоката, но и всего адвокатского сообщества (п. 1 ст. 15).

Возможным поводом для запрета публичной критики адвокатуры считается история с адвокатом Игорем Труновым, которую на съезде не раз упоминали, говоря про "известного вам персонажа". Началось все с того, что на одной из пресс-конференций Трунов заявил о коррупционной составляющей в адвокатуре. АП Мособласти посчитала такие слова нарушением Кодекса профэтики и в сентябре 2016 года лишила Трунова статуса (см. "Адвоката Игоря Трунова лишают статуса за высказывания о коррупции в адвокатуре").

Юрист оспорил решение АП в Лефортовский райсуд столицы и 30 декабря прошлого года вернул себе адвокатские полномочия (см. "Суд признал незаконным лишение Трунова адвокатского статуса"). А в конце января текущего года обратился в Пресненский районный суд уже с иском об отмене Кодекса профессиональной этики. Истец ссылался на противоречивость документа, положения которого позволяют привлекать адвокатов к ответственности за действия, которые не связаны с их профессиональной деятельностью (см. Трунов через суд пытается отменить Кодекс профессиональной этики адвоката). Однако суд ему отказал, пояснив, что такой вопрос не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Упомянутые новеллыв КПЭА еще до съезда вызвали ряд споров. Так, президент АП Удмуртии Дмитрий Талантов посчитал, что запрет на критику адвокатуры является цензурой на высказывания в адрес ее руководства.

Глава ФПА поспорил с мнением своего коллеги, используя сравнительный пример: если мужчина начинает публично осуждать свою жену, то возникает резонный вопрос — для чего они живут вместе? По мнению Пилипенко, недоверие к адвокатуре связано с негативными оценками самих защитников своей профессии. "Пора обозначить, что можно членам нашей корпорации, а что — нет. При этом критика в допустимых формах, направленная на защиту интересов и развитие адвокатуры, должна существовать", — добавил он.

Вице-президент ФПА Генри Резник тоже попытался успокоить своих коллег. По его словам, ФПА не позволит интерпретировать предложенные в КПЭА поправки как "зажим свободы критики". Но ограничения должны быть, нельзя возводить хулу на то место, к которому вы относитесь, и где кормитесь, добавил Резник. По мнению докладчика, критика руководства адвокатских палат, работы комиссий должна быть не "обобщенной", а конкретной.

Александр Ганджа, президент АП Алтая поддержал своего коллегу Талантова и тоже выступил против расширения адвокатской ответственности за рамками профессиональной деятельности. "Адвокат не должен отвечать в дисциплинарном порядке за деяния, совершенные не при исполнении", — считает он. Возразила ему на это Марина Копырина, президент АП Кировской области. По ее словам, и вне рамок профессиональной деятельности адвокат должен вести себя достойно: "Не садиться пьяным за руль или оскорблять коллег в переписке".

Кроме этого, съезд принял и менее спорные поправки в КПЭА. В частности, другие изменения разрешили защитникам инвестировать средства, сдавать в аренду жилье и распоряжаться иным своим имуществом, с целью получения доходов, если все это не предполагает использование адвокатского статуса (п. 3 ст. 9).

Обжалование по новым правилам 

Еще одна обсуждавшаяся поправка в КПЭА — продлить срок привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности: с одного года от момента совершения проступка до двух лет (абз. 2 п. 5 ст. 18). И если раньше вернуть себе адвокатский статус можно было, вновь сдав экзамен через три года после дисквалификации, то теперь этот срок составит от одного до пяти лет (п. 7 ст. 18). "Если коллега оступился некритично, но нельзя на это не отреагировать, то пусть попробует вернуться в профессию через год, а если вы его совсем не хотите видеть — назначим пять лет", — прокомментировал инициативу Пилипенко.

В не самую приятную сторону для адвокатов изменился порядок обжалования решения о привлечении к дисциплинарной ответственности: сейчас п. 2 ст. 25 гласит, что обжаловать его можно в течение месяца после того, как защитник узнал или должен был узнать о наказании. Новая версия сохранила прежний срок, но добавила, что жалобу можно подать только после лишения статуса по двум основаниям: нарушение процедуры и несоответствие наказания тяжести проступка. Талантова такая поправка возмутила. Он отмечал, что новое правило нарушает гарантированное Конституцией право на судебную защиту.

"Сложилась практика, когда суды не вмешиваются в оценку обстоятельств дела, связанного с привлечением адвокатов к ответственности. Но сегодня в условиях, когда нас безжалостно "троллят", суд продемонстрировал, что знает об этике лучше", — парировал Пилипенко, намекая на дело Трунова. По мнению главы ФПА, российская адвокатура — достаточно зрелый орган, который способен сам разобраться в дисциплинарных нарушениях своих коллег. Талантов заметил, что лишенные статуса адвоката все равно будут обращаться в суд с жалобами по существу. "Перед судом будет стоять вопрос, какой нормой ему будет руководствоваться: ст. 17 закона об адвокатуре, которая дает право обжаловать решения по существу, или ст. 25 корпоративной нормы", — говорил он. По мнению главы АП Удмуртии, суд выберет федеральный закон.

В ответ на это глава АП Московской области, Михаил Толчеев, заявил, что авторитет сообщества не является для суда ценностью, которую нужно защищать. "То, что адвокат что-то бездумно говорит, выступая, делая это так, чтобы его нельзя было привлечь за колевету, для суда — не проступок", — объяснил он необходимость того, чтобы наказание оступившемуся защитнику назначали именно коллеги.

Изменились формулировки в ст. 20, где перечислены поводы для возбуждения дисциплинарного производства. Если раньше адвокатов наказывали за действия или бездействие, которые нарушали профессиональные обязанности, то теперь — за "нарушение требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) настоящего Кодекса". При этом, ст. 21 дополняется п. 1.1, согласно которому в исключительных случаях правом на возбуждение дисциплинарного производства наделяется не только президент региональной АП, но и президент ФПА - по собственной инициативе или представлению вице-президента. Изменились и сроки предоставления сторонами письменных доказательств в квалификационную комиссию АП региона: сейчас они принимаются за два дня до заседания, в новой версии — за 10 дней (п. 2 ст. 23).

По-другому будет формироваться комиссия ФПА по этике и профстандартам. Во-первых, предложено избирать ее не на два, а на четыре года. А во-вторых, определиться с составом. Если раньше говорилось, что в ней могут состоять пятеро не адвокатов, то теперь четко определены нормы представительства от различных органов. В комиссию по-прежнему входят 16 человек: президент ФПА — одновременно ее руководитель, девять адвокатов, избранных на всероссийском съезде, а также по два представителя от Минюста, Госдумы и Совфеда (п. 2 ст. 18.2).

"Уголовный стандарт"

Большинством голосов делегаты съезда утвердили и другое нововведение — стандарт участия профессионального защитника в уголовном судопроизводстве (см. "Адвокаты утвердили профстандарт защиты по уголовным делам"). Пилипенко во время выступления отметил, что в других юрисдикциях стандарты оказания юридических услуг существуют, а для России это является новеллой. Разработку такого документа докладчик назвал потребностью времени: "Хорошо, что мы начали готовить такие рекомендации до того, как что-то плохое случилось".

Пилипенко тут же пояснил, что его насторожила инициатива председателя Вологодского областного судаВладимира Шепеля. В феврале этого года последний предложил создать службу государственных адвокатов. Так что разработанный стандарт должен защитить адвокатское сообщество в том числе от упомянутой идеи (см. "Адвокатское сообщество выступило против создания службы государственных защитников").

В кулуарах: о поправках в КПЭА и форме адвокатского запроса

Денис Пучков, управляющий партнёр АБ "Пучков и партнёры" в беседе с "Право.ru" предложил реформировать институт защиты по назначению. Он считает, что необходимо внедрять систему автоматизированного распределения дел адвокатам по аналогии с механизмом, который работает для судей в арбитражах. Но все же самое главное, адвокаты не должны как "поберушки" ходить и просить деньги за то, что они заработали, защищая права обычных людей, добавил бывший сенатор, статс-секретарь ФПА, старший партнер КА "Pen&Paper", Константин Добрынин. Пилипенко отметил, что более 70% российских адвокатов живут лишь на гонорары защитников по назначению. По словам президента ФПА, официальный среднемесячный доход защитников по назначению составляет 8 874 руб. (прим. ред. - на 3% больше показателей 2015 года), но реальная цифра может быть еще меньше. 

Говоря о поправках в КПЭА, Пучков пояснил, что каждый адвокат должен начинать с самого себя, тогда и повысится "авторитет адвокатуры". Профессиональному защитнику необходимо вести себя достойным образом, а законодателю нужно этому способствовать, используя доступный ему инструментарий — повышение гарантий независимости и так далее. "Чтобы граждане видели это уважительное отношение государства к нашему институту. Сейчас этого в полной мере нет", — считает адвокат. Добрынин отметил, что это ни в коем случае не запрет на критику, а определенный стандарт поведения, которому адвокат должен соответствовать.

В продолжение темы "этических поправок", Резник отметил, что Кодекс изначально запрещал пересматривать совету АП те факты, которые ранее уже установила квалификационная комиссия, наказавшая адвоката. Собеседник пояснил, что в состав такой квалифкомиссии уже входят двое судей: от регионального и арбитражного судов. 

Участники съезда поделились с "Право.ru" своими мнениями и по поводу проходившего параллельно с мероприятием заседания по делу в Верховном суде об оспаривании формы адвокатского запроса (см. "Верховный суд выяснил, что форму адвокатского запроса продавил "силовой блок"). Пучков считает, что в запросе все-таки нужно указывать инициалы того лица, которого вы защищаете: "Другой вопрос — нужна ли регламентация ограничений такого документа? Мы и сами можем разобраться в этом".

Добрынин пояснил, что плюсом является сам факт появления такой формы: "Да, она компромиссная, нас изначально вообще не хотели слышать наши коллеги-правоохранители. И, конечно, надо было сделать документ лучше". Но надо работать с тем, что есть, учитывая постоянно ухудшающуюся правовую среду в нашей стране, резюмировал эксперт.