Тема форума
27 июня 2022, 10:13

Убытки, субсидиарка, уголовка: новые риски для топ-менеджеров

Убытки, субсидиарка, уголовка: новые риски для топ-менеджеров
Директор рискует всегда, а сейчас за его решениями особенно пристально следят акционеры или участники юрлица. Риск взыскания убытков за невыгодную сделку и привлечения к субсидиарке по долгам фирмы возрос, уверены юристы. В самом сложном положении находятся топ-менеджеры иностранных фирм. Сами компании могут приостанавливать деятельность или вовсе уходить с рынка, а отвечать за это будут российские руководители. Эксперты рекомендуют им не принимать устные указания зарубежных бенефициаров, а прекращение работы не объяснять лишь санкциями — надо искать экономические причины.

Убытки, субсидиарка, уголовка: чего ждать

Если руководитель фирмы совершит убыточную сделку, то ее можно оспорить п. 2 ст. 174 ГК («Последствия нарушения представителем или органом юрлица интересов юрлица»). Договор признают недействительным, когда был сговор топ-менеджера и контрагента или ущерб настолько явный, что о нем не могла не знать и вторая сторона соглашения. Сейчас акционеры и участники компаний станут пристальнее оценивать решения руководства, так что риск попыток взыскания с них убытков увеличивается, уверена Вера Рихтерман, партнер АБ ЕПАМ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры При этом директорам во время турбулентности придется все чаще действовать со сложнопрогнозируемыми последствиями.

У руководителя организации еще есть риски привлечения к субсидиарной ответственности. По статистике, в половине банкротных дел кредиторы заявляют подобные требования. И хоть не все из заявлений суды удовлетворяют, на практике этот инструмент становится все популярнее. В 2016-м к субсидиарке привлекли всего 521 контролирующее лицо, а в 2021-м в девять раз больше: почти 4800 человек. 

Сейчас в России действует банкротный мораторий, кредиторы не могут инициировать несостоятельность должников до 1 октября 2022 года (Постановление от 28.03.2022 № 497). Несмотря на это, принятые санкционные меры, безусловно, приведут к череде банкротств организаций, уверена Евгения Червец, управляющий партнер московского офиса КА Регионсервис Регионсервис  

Наша практика в делах о банкротстве показывает, что обычно контролирующие лица совершают действия, приводящие к уменьшению конкурсной массы. Тем более стоит ожидать такого поведения в течение моратория, когда нет возможности подать заявление о банкротстве и, как следствие, отсутствует кредиторский контроль за действиями должника.

Евгения Червец

С тем, что риски привлечения топ-менеджеров к субсидиарной ответственности существенно возрастают, согласна и Лидия Солодовникова, руководитель практики разрешения судебных споров и банкротства Kept (ранее КПМГ KEPT ). Еще эксперт считает, что для руководителей компаний возрастает угроза привлечения к уголовной ответственности в связи с банкротством юрлица. Всего таких статей в Уголовном кодексе три: неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК), преднамеренное банкротство (ст. 196 УК) и фиктивное банкротство (ст. 197 УК). Самым распространенным из них в прошлом году оказалось преднамеренное, а вот за фиктивное никого не осудили. 

Солодовникова считает, что и в этом году привлекать топ-менеджеров будут скорее по ст. 196 УК. Но нельзя забывать и про другие составы. Так, в начале апреля группа депутатов внесла на рассмотрение Госдумы поправки к ст. 201 УК («Злоупотребление полномочиями»). Авторы законопроекта предлагают дополнить состав о злоупотреблении должностными полномочиями новой квалификацией — исполнение зарубежных санкций. Нарушителей планируют лишать свободы на срок до десяти лет. Уже 22 июня стало известно, что депутаты не станут рассматривать проект в весеннюю сессию. Причиной паузы стала дискуссия бизнеса с экономическим блоком правительства по поводу новеллы. В случае принятия инициативы риски привлечения к уголовке для топ-менеджеров существенно возрастут, уверена Юлия Литовцева, партнер «Пепеляев Групп» Пепеляев Групп

Слишком широкая формулировка данного состава из законопроекта может привести к тому, что топ-менеджер любой фирмы, которая не принимает меры для борьбы с санкциями недружественных государств, может подпасть под уголовную ответственность.

Лидия Солодовникова

Более позитивно настроен в прогнозах Алексей Станкевич, партнер Orchards Orchards Он напомнил, что власти страны взяли курс на декриминализацию ответственности руководителей коммерческих организаций. О том, что необходимо решить проблему необоснованных арестов бизнесменов, сказал президент России Владимир Путин на ПМЭФ-2022 (подробнее — Путин поручил ВС и кабмину ограничить аресты бизнесменов).

Относительно количества возбужденных уголовных дел, думаю, может наметиться снижение их количества. Сейчас государством обозначен курс на качественное изменение существующих подходов к уголовному преследованию, особенно по экономическим составам, которые, в частности, учитывали бы сложившуюся обстановку.

 Алексей Станкевич

Есть у директоров и риски международного характера: многократно выросла вероятность попадания в санкционные списки различных государств, особенно если под ограничения уже подпала сама фирма.

Фирмы уходят, а топ-менеджеры остаются

Резко возросли риски топ-менеджеров иностранных компаний в России, уверен Андрей Рябинин, руководитель международной и санкционной практик КА Delcredere Delcredere Они фактически «оказались между молотом и наковальней»: с одной стороны, пытаются соблюдать иностранные санкции и решения акционеров, с другой — управлять рисками привлечения к субсидиарной и другим видам ответственности. Эта задача для топ-менеджеров оказалась новой и самой трудновыполнимой, считает Литовцева. Ведь обязанность директора — обеспечить получение прибыли и организовать бесперебойную деятельность — прямо противоречит указаниям участников многих иностранных компаний.

Факторы, которые могут выступить основанием для привлечения топ-менеджеров к ответственности:
  • прямое экономически необоснованное прекращение или приостановление деятельности;
  • необоснованное сокращение или увольнение работников, уменьшение и задержки в выплатах заработной платы;
  • отказ от выполнения обязательств перед контрагентами;
  • введение ограничений на ассортимент продукции и т. п.

Источник: Анжелика Догузова, старший юрист практики разрешения споров ALUMNI Partners ALUMNI Partners

Солодовникова считает, что какой бы ни выбрала путь иностранная компания, топ-менеджеру нужно активно участвовать в выборе и реализации этого сценария. А после разработать бизнес-план, который обоснует разумность его действий. Главное — избегать выполнения неформальных указаний участников, уверена Литовцева.

Мы отмечаем, что практически ни в одном случае российские менеджеры не получают официальных решений общего собрания участников, приказов иностранного генерального директора. Прекращение деятельности крупнейших компаний идет на основании указаний, полученных на онлайн-конференциях и в WhatsApp.

Юлия Литовцева

Литовцева предупреждает, что выполнение указаний, полученных от иностранных участников и противоречащих антисанкционному законодательству и подходам госорганов, не освободит российских менеджеров от ответственности. Указания в документальном виде способствуют более взвешенным действиям материнских компаний.

Один из способов избежать ответственности, как ни парадоксально, — продолжать работать, уверена Догузова.

Если приостановление или прекращение исполнения принятых обязательств и деятельности в целом неизбежно — исключить любые ссылки на санкции как основания принятия управленческих решений как в письменном, так и в устном виде, а также продумать экономическое обоснование своих действий.

Анжелика Догузова

Как избежать ответственности: советы юристов

✔️ Сейчас руководителям нужно быть максимально осмотрительными. А для принятия сложных и комплексных решений необходимо привлекать специалистов для выявления всех рисков и подготовки обоснования своих действий, уверена Рихтерман.

✔️ Необходимо обозначить ключевые приоритеты компании как в краткосрочной, так и в длительной перспективе и постараться распределить имеющиеся ресурсы в соответствии с важностью потребностей. 

✔️ При планировании первоочередных обязательств (зарплаты, аренда, налоги и пр.) руководитель может понять, что фирме не хватит средств. В этой ситуации Солодовникова рекомендует сразу определить дату, когда у директора возникнет обязанность подать заявления о банкротстве. И, если финансовое состояние компании не удастся стабилизировать, в течение месяца обращаться в суд. 

✔️ Руководителю стоит созвать внеочередное общее собрание участников или акционеров, чтобы определить дальнейшую деятельность компании, необходимость дополнительного финансирования. Топ-менеджеру всегда важно помнить, что любое решение участников компании нужно пропускать через призму разумности и добросовестности, считает Солодовникова.

✔️ Если у фирмы есть действующее обязательство и руководитель видит его экономическую нецелесообразность, нужно попытаться изменить условия соглашения или добиться его прекращения, полагает Станкевич. Можно найти компромисс с партнерами. Например, договориться об отсрочке платежей или реструктуризации задолженности.

✔️ Серьезно подходить к оценке заключаемых сделок. Участие в ее совершении может стать ключевым обстоятельством при взыскании убытков, напоминает Червец. Речь идет не только о подписании договора, но и об участии в расчетах, согласовании платежа и подобном. 

✔️ Червец признает, что частой проблемой в делах о банкротстве становится отсутствие документов: топ-менеджер уже не работает у должника и не имеет доступа к документам. Поэтому она рекомендует топ-менеджерам сохранять копии документов (особенно касающихся ключевых сделок).

✔️ Руководителю важно быть в повестке и следить за всеми изменениями законов и позициями госорганов. Например, топ-менеджменту полезно знать об инициативе ТПП о внесении изменений в ГК в части признания санкций форс-мажором, говорит Рихтерман. 

❌ Рябинин считает, что сейчас как никогда не стоит принимать поспешные решения.

❌ Топ-менеджменту ни в коем случае нельзя отстраняться от управления компанией и пускать все на самотек.