Новости
16 декабря 2011, 16:20

Председатель-самодур, несудебный подход и опять о фаворитизме в суде – ВККС рассмотрела жалобы судей

Председатель-самодур, несудебный подход и опять о фаворитизме в суде – ВККС рассмотрела жалобы судей

На последнем в этом году заседании Высшей квалификационной коллегии судей ее члены рассмотрели три жалобы судей на решения региональных ККС. Два дела ярко продемострировали субъективизм председателей судов, которые пытались добиться изгнания судей из корпорации по собственным личным мотивам. Но ВККС этого сделать не дала.

Председатель-самодур

Судья Алефтина Филимонова (написание имени дано по документу ВККС — прим. авт.) из Магнитогорска работает в Орджоникидзевском районном суде. Поскольку в апреле будущего года у Филимоновой истекает срок полномочий, она обратилась в Квалифколлегию Челябинской области за новой рекомендацией, но 28 октября получила отказ. Обжаловать это решение Филимонова приехала в Москву.

В своей жалобе она написала, что решение ККС было необоснованным, произвольным и основанным на не соответствующей действительности характеристике председателя суда Александра Субботина. Также Филимонова указала, что причиной полученного ею летом предупреждения за совершение дисциплинарного проступка стала нагрузка, в два раза превышающая нагрузку ее коллег из этого суда.

— На меня поступило 12 непроцессуальных жалоб, — честно призналась членам ВККС Филимонова. — Сама цифра шокирует, но только четыре из них были признаны обоснованными. За них я получила предупреждение, но получилось, что предупредить меня предупредили, а шанса исправиться не дали. Вашего справедливого решения жду не только я, но и весь коллектив суда, который меня поддерживает. За исключением председателя, — обратилась Филимонова к ВККС и добавила: – Десять человек провожали меня вчера на самолет.

— Кто выходил с представлением о привлечении вас к дисциплинарной ответственности? – спросили у Филимоновой.

— Председатель суда, — ответила она.

— В своей жалобе вы пишете, что председатель суда вынуждает судей писать объяснительные под диктовку угодными ему словами. Поясните, что это значит.

Пояснения, которое дала Филимонова, не могло не поразить членов ВККС.

— Понимаете, наш прежний председатель умер, — начала рассказывать она. — А новый вступил с коллективом в конфронтацию. Если ему что-то не нравится, он прерывает твой судебный процесс, вызывает к себе на ковер. Сидишь у него и пишешь объяснительную под его диктовку.

— Самодур, — произнес тихо кто-то из членов ВККС.

— Под диктовку председателя? – переспросил зампредседателя ВККС Александр Евстифеев

— Да. Бывает по три раза за день, — подтвердила Филимонова.

— Но эти объяснительные не связаны с правовой позицией судьи? – продолжил Евстифеев.

— Нет, слава богу. Но каждый судья обязан ходить к нему и согласовывать свою правовую позицию по каждому делу, — рассказала судья.

— С момента наложения на вас взыскания прошло всего 4 месяца. Не рано ли представлять вашу кандидатуру президенту? – поинтересовался у Филимоновой председатель ВККС Валентин Кузнецов.

— Но иначе получится, что меня дважды накажут за одно и то же. Получается, что за проступок человека просто вычеркивают из профессии, — возразила Филимонова.

— Почему коллегия должна брать на себя ответственность и представлять вас президенту? – продолжил Кузнецов.

— Все мы люди и порой ошибаемся, — тихо сказала Филимонова.

После этого члены ВККС поинтересовались, как же получилось, что нагрузка у нее была намного выше, чем у коллег.

— Я никогда не акцентировала на этом внимание. Моя специализация – споры [по поводу] возмещения вреда и трудовые споры. Таких дел очень много.

— Откуда пришел ваш председатель? – полюбопытствовали затем члены ВККС.

— Он работал замом по прокурорскому надзору в той же прокуратуре, в которой работала и я. Так что знакомы мы лет одиннадцать, — рассказала Филимонова.

— Нет ли тут личного? – тут же спросили члены ВККС.

— Видимо, есть, — предположила судья. — Но когда я прямо спросила об этом председателя… О том, что, может быть, мне надо искать другую работу, он сказал, что вопросы эти не решает. А потом написал мне отрицательную характеристику.

— Сколько судей ушло из суда за время работы этого председателя? — продолжили задавать вопросы члены ВККС.

— Трое. И по три раза сменился аппарат суда. Под конец я осталась без помощника и секретаря. Сама писала протоколы, — ответила Филимонова.

— А вы не думали пойти работать в другой суд? — участливо спросили у нее.

— Пока нигде нет вакансий, — ответила судья.

После этого члены ВККС начали совещание. И пока оно шло, корреспонденту "Право.Ru" удалось побеседовать с Филимоновой. Она очень волновалась, но старалась держать себя в руках.

— За что, например, председатель вызывал вас с процесса писать объяснительные?

— Например, за то, что волосы во время процесса были распущены. После этого месяц ходила с пучком, пока он мне не сказал: "Некрасиво вам так, Алефтина Олеговна", — грустно улыбнулась Филимонова.

— А почему вообще ушли из прокуратуры в суд? И почему вы гражданские дела стали рассматривать, а не уголовные?

— Там я достигла всего. Захотелось нового. Меня из прокуратуры в суд провожали как на повышение, — рассказала судья. — А по делам — это председатель решил. Сказал так: "У тебя в удостоверении написано „судья“, нет ни слова про специализацию“.

— А что за жалобы на вас поступали? — продолжались расспросы, благо члены ВККС совещались долго.

— Когда я осталась без секретаря и помощника, гражданка потребовала у меня протокол в положенный срок. Я ее попросила придти на следующий день, а она написала жалобу. А второй случай — нервы не выдержали, спала по три часа. Попросила у истца уточнить основание иска. Сказала: „Я вас русским языком спрашиваю“. А он с диктофоном везде ходит, а национальности не русской. Обиделся на это выражение и пожаловался.

Других вопросов задать не удалось — нужно было возвращаться в зал и выслушать решение квалифколлегии. "Жалобу удовлетворить", — объявил Кузнецов. Но Филимонова с первого раза в это не поверила, и председателю ВККС пришлось несколько раз повторить, каким оказалось решение квалифколлегии.

"Личные мотивы и субъективная оценка председателя"

О случае Елены Кириченко, работавшей в Арбитражном суде Республики Алтай, и потерявшей свой пост из-за "фаворитизма" председателя суда Вячеслава Шермера, "Право.Ru" писало еще в апреле. На весеннем заседании Высшей квалифколлегии Кириченко смогла убедить ее членов в том, что ее не переназначили на судейский пост после трехлетнего срока лишь потому, что против этого выступал председатель Арбитражного суда Республики Алтай. Причину этого Кириченко видела в "фаворитизме" и "корпоративности" арбитражного судейского сообщества в республике, а также в том, что она отказалась подчиниться указанию председателя о том, как надо вести процесс по конкретному делу. Тогда ВККС отменила решение региональной квалифколлегии и направила дело опальной судьи на новое рассмотрение.

Спустя 8 месяцев ВККС вновь пришлось вернуться к истории Кириченко: 17 октября Квалификационная коллегия судей Республики Алтай опять отказала ей в переназначении. Кириченко обжаловала и это решение ККС, правда, на этот раз уже в Москву не поехала, попросив рассмотреть жалобу в ее отсутствие. Не было на заседании ВККС также ни главы алтайской квалифколлегии, ни самого Шермера.

Зато присутствовала начальник управления кадров и государственной службы ВАС РФ Наталия Андреева. Она и огласила мнение председателя ВАС РФ Антона Иванова по этому делу. "Высший Арбитражный Суд не возражает, если решение ККС Республики Алтай будет отменено. Мы считаем, тут имеют место личные мотивы и субъективная оценка председателя, — сказала Андреева. — Как к судье к ней [Кириченко] никаких претензий нет".

ВККС решила согласиться с этой позицией: жалоба Кириченко была удовлетворена, а ее дело пошло на новый, второй круг рассмотрения.

Несудебный подход

Бывший мировой судья судебного участка Сандовского района Тверской области Александр Крылов решением Квалифколлегии Тверской области не был рекомендован на повторное занятие своей должности. Это решение он обжаловал в ВККС, правда сам в Москву не приехал, объяснив это тем, что "из Твери ехать далеко". "Конечно, далеко", — улыбнулся председатель ВККС Валентин Кузнецов.

Зато приехала председатель тверской квалифколлегии Татьяна Кубарева, судья Тверского областного суда — объяснить причины отказа Крылову. Как оказалось, поначалу он получил рекомендацию для продолжения работы мировым судьей, но затем председатель областного суда Александр Карташов возразил против этого решения ККС и внес соответствующее представление. Рассмотрев его, квалифколлегия отказала в рекомендации Крылову, так как, по словам Кубаревой, увидела в его деле "обстоятельства, на которые вначале не обратили внимания". Такими обстоятельствами стали якобы допущенные Крыловым нарушения закона (он рассматривал дела, не подведомственные мировому судье и впоследствии не отрицал этого), а также заключение центра психофизиологической диагностики.

С этим заключением все оказалось не так просто. Оно датировалось 2006 годом, Крылов прошел исследование добровольно перед своим назначением на пятилетний срок, и поначалу членам ВККС было непонятно, почему председатель Тверского областного суда счел нужным обратить внимание на результаты диагностики в процессе переназначения Крылова в 2011 году.

— Есть ли доказательства, что Крылов злоупотребляет алкоголем? – наконец озвучил витавшую в воздухе мысль Кузнецов.

— Есть заключение, но медицинских справок в деле нет, – ответила Кубарева.

— Получается, он не был рекомендован в связи с возможной склонностью к употреблению спиртного. А на работе он был за этим замечен? – продолжал выяснять обстоятельства дела глава ВККС.

— Соответствующий акт не составлялся, но председатель суда говорил об этом устно на заседании квалификационной коллегии, – сообщила Кубарева.

— Так он на работе употреблял спиртное или после работы? – допытывался Кузнецов.

— Нет, на работе его в пьяном виде не видели. Доказательств, подтверждающих его нахождение на рабочем месте в нетрезвом виде, нет, — рассказала глава тверской ККС и продолжила: — Но, по некоторым данным, если после злоупотребления алкоголем он не мог появиться на следующий день на работе, то оформлял больничный. Он мог это сделать, потому что его брат работает в районной больнице.

— Все это предположения. Какой-то несудебный подход, — резюмировал Кузнецов.

— А его решения, по которым были нарушения, впоследствии отменялись? — поинтересовались члены ВККС у Кубаревой.

— Нет, — ответила она.

— Получается, председатель его суда подписал на него положительную характеристику, а на заседании квалифколлегии высказался отрицательно? – удивился зампредседателя ВККС Александр Евстифеев.

— Да, так и есть, — согласилась Кубарева.

— А вот в деле есть данные, что он кодировался от алкоголя, — решили вернуться к этой теме члены ВККС.

— Он не отрицал и не подтверждал этого. Уходил от ответа. Тем более кодирование – вещь анонимная, — пояснила Кубарева.

Несмотря на сомнительные сведения в деле бывшего судьи Крылова, после недолгого совещания члены ВККС отклонили его жалобу. Наверное, роль сыграли допущенные им при отправлении правосудия нарушения.