Мнение
22 декабря 2017

"Мы не запретим работу иностранных юрфирм": сенатор Клишас о регулировании юррынка

"Мы не запретим работу иностранных юрфирм": сенатор Клишас о регулировании юррынка

В последние два месяца юристы активно обсуждают новый проект концепции регулирования российского юррынка. Документ получил солидную порцию критики от иностранных юрфирм (ILF). Зарубежные компании уверены, что в существующем варианте концепции их фактически вытесняют с российского юррынка. В своей авторской колонке глава комитета Совфеда по конституционному законодательству Андрей Клишас объясняет, что авторы документа преследуют принцип взаимности в отношении иностранных юристов.

Если и говорить о поиске врагов, то пока в этом замечены только журналисты, которые пишут, что кто-то ущемляет иностранных юристов. Речь об этом, конечно, не идет. Нет цели ущемить кого-то или запретить кому-то работать на рынке. Концепция в этом плане позволяет нам быть очень гибкими. Мы пытаемся действовать в интересах адвокатского сообщества и клиентов, многие из которых имеют трансграничный бизнес, и выработать позицию, при которой иностранные юридические компании и консультанты будут работать в нашей стране исходя из принципа взаимности. Что это значит? Мы делаем сходными правовые режимы наших стран: принципы их работы у нас должны быть равными тем принципам, по которым работают российские юридические компании в их стране, в инкорпорации головной компании.

Главный обман, который сейчас распространяется в СМИ, состоит в том, что мы якобы хотим запретить работу иностранных юрфирм в России. Правда же в том, что мы хотим исходить из принципа взаимности. Более того, мы призываем работать у нас. Но условия их деятельности должны стать аналогичными тем, в которых  разрешено работать нашим адвокатам в иностранных юрисдикциях.

Нет попытки придумать какие-то меры, которые позволят вытеснить их с рынка, но если речь идет о крупных международных компаниях, которые обладают огромным лоббистским ресурсом, то почему бы им не использовать этот ресурс и пустить наши компании на рынки других государств?

Россия заинтересована в том, чтобы здесь работали международные юридические фирмы. Действительно, когда речь идет об иностранном праве, тогда необходимы иностранные юристы и их практика. Здесь особую роль играет тесная координация с головным офисом за рубежом. Мы это приветствуем и никаким образом не ограничиваем.

Что касается доступа к данным таких фирм, нет опасности в том, что журналисты могут получить какую-то информацию. Сами ILF говорят о том, что их нормы кодекса профессиональной этики адвокатов порой бывают строже, чем российские. Именно спецслужбы этих государств получают доступ к их информации.

Разве есть гарантии, что они (не только юристы, но и аудиторы) не будут передавать спецслужбам этих государств данные россиян, наших компаний и крупных клиентов, в том числе государственных предприятий? Мы таких гарантий не слышали, поэтому мы пытаемся создать аналогичный правовой режим их работы здесь.