Новости
20 февраля 2012, 20:14

КС не нашел нарушения прав адвокатов в многократном истребовании адвокатского ордера

КС не нашел нарушения прав адвокатов в многократном истребовании адвокатского ордера

Конституционный Суд России отказался принять к рассмотрению жалобу адвоката, оспаривавшего нормативно-правовые акты, со ссылкой на которые у него потребовали повторно предъявить адвокатский ордер для очередной встречи с подзащитным в одном из учреждений ФСИН. Суд не признал жалобу адвоката допустимой: как следует из отказного определения (см. здесь), по мнению КС, в результате повторного истребования ордера конституционные права заявителя пострадать не могли, а закон "О Конституционном Суде" не позволяет ему рассматривать жалобы на возможное нарушение прав третьих лиц.

История, о которой мы рассказывали здесь, началась осенью 2010 года, когда московский адвокат Артем Тимушев приехал в ярославское СИЗО "Коровники", чтобы встретиться с содержащимся там доверителем. У него потребовали сдать на время визита мобильный телефон, адвокат пытался возражать, ссылаясь на действовавшие на тот момент решения Верховного и Конституционного судов. Однако он не смог переубедить тюремных надзирателей, и вынужден был временно отдать им телефон. Также он представил сотрудникам ФСИН ордер на представление интересов своего доверителя, этот ордер был изъят.

Через неделю Тимушев приехал для повторной встречи с тем же подзащитным, однако сотрудники СИЗО потребовали у него повторно предъявить ордер адвоката. Обычно этот документ предоставляется следователю, ведущему дело, либо в учреждение ФСИН при его первом посещении адвокатом, в обоих случаях ордер изымается и прилагается к личному делу и "карточке" подследственного или осужденного.

Ордер адвоката — это документ строгой отчетности, который выписывается руководителем адвокатского объединения. Поскольку Тимушев является учредителем собственного адвокатского кабинета, он смог на месте выписать ордер самому себе. Однако если бы речь шла о члене некой коллегии адвокатов, ему бы пришлось отправляться за новым ордером к своему начальству, а встреча с подзащитным была бы сорвана.

Поэтому Тимушев посчитал, что имело место нарушение его прав как адвоката, а также прав его доверителя, и обратился в суд с иском о признании незаконными действий сотрудников ярославского СИЗО и возмещении морального вреда. Суд первой инстанции удовлетворил его требования частично (в части, касающейся компенсации за неправомерное изъятие телефона), но признал законным повторное истребование у адвоката ордера в защиту того же лица в том же учреждении на той же стадии уголовного процесса. Здесь суд учел, что законодательные нормы, требующие от адвоката предъявлять удостоверение и ордер для допуска к участию в уголовном деле, не конкретизируют, нужно ли это делать однократно или нет.

Тимушев обжаловал это решение, однако Ярославский облсуд признал правоту сотрудников ФСИН уже по обоим пунктам: они были вправе и изъять у адвоката телефон, постановил суд, и повторно истребовать ордер. Это решение Тимушев пытался оспорить в Верховном Суде РФ, однако ВС отказался принять жалобу к рассмотрению по существу, согласившись с позицией нижестоящего суда.

После этого адвокат подал в Конституционный Суд жалобу на нарушение ряда положений Конституции в нормативно-правовых актах, регулирующих порядок предоставления адвокатского ордера (по мнению Тимушева, нарушение положений, установленных ст. 2, ст. 18, ч. 2 ст. 45, ч.1, 2 ст. 48 Конституции России, имело место в ч. 4 ст. 49 УПК РФ, в п. 2 ст. 6 закона "Об адвокатской деятельности…" и в ч. 1 ст. 18 "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений"). Он просил КС признать указанные положения не соответствующими Основному закону.

Также адвокат заявил об ошибочности позиции судов общей юрисдикции, первоначально высказанной ярославским судом и не встретившей возражений в вышестоящих инстанциях, которая была сформулирована так: "С учетом того обстоятельства, что количество свиданий защитника с подзащитным не ограничивается, а при допуске к свиданию ордер адвоката изымается сотрудниками СИЗО, соответственно, при следующем свидании адвокат должен представить новый ордер". По мнению Тимушева, такое толкование ведет к нарушению конституционного права многих подзащитных на квалифицированную юридическую помощь.

"В настоящее время у меня адвокатский кабинет, — говорится в жалобе Артема Тимушева, — и ордера я выписываю самостоятельно, но четыре года назад я был членом коллегии адвокатов, а в коллегии ордера адвокатам выдает председатель коллегии. Так вот, если бы эта ситуация случилась со мной четыре года назад, то я просто бы не смог встретиться со своим подзащитным и оказать ему квалифицированную юридическую помощь, хотя в Ярославль я специально для этого выезжал из Москвы".

Однако Конституционный Суд РФ не нашел оснований, чтобы принять эту жалобу к рассмотрению. "Неконституционность оспариваемых законоположений, — говорится в определении суда, — А.А.Тимушев связывает не с нарушением ими его прав в его деле, а с возможным нарушением права подозреваемых и обвиняемых на получение квалифицированной юридической помощи по другим делам, в которых адвокаты не смогли бы предъявить второй экземпляр ордера". При этом, указывают судьи, из ст.96 и 97 ФКЗ "О Конституционном Суде" следует, что гражданин "вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, затрагиваются конституционные права и свободы заявителя". Исходя из сказанного, судьи КС пришли к выводу, что жалоба Тимушева не отвечает требованиям закона и не может быть признана допустимой.

Тимушев, правда, нашел в определении КС попытку "слукавить". По его словам, у него требовали не „второй экземпляр“ ордера, а именно "новый ордер с новым номером и новой датой". На его взгляд, проблема носит принципиальный характер, так как повторное истребование ордера адвоката в уголовном процессе является "бюрократическим искусственным препятствием для реализации гражданами своих конституционных прав, в том числе важнейшего права на защиту от уголовного преследования".

Адвокат Тимушев ранее уже не раз обжаловал правовые нормы, касающиеся прав адвокатов. В частности, он пытался через ВС и КС РФ добиться повышения законодательно установленного размера оплаты труда адвокатов по назначению. По расчетам заявителя, по этим правилам условная "месячная зарплата" назначенного защитника не дотягивает до МРОТ и прожиточного минимума (из-за "унизительного" размера этих компенсаций некоторые руководители адвокатских палат уже грозят властям демонстрациями адвокатов). Впрочем, ВС РФ и КС РФ отказали Тимушеву, сославшись на особый характер трудовой деятельности адвоката (мы писали об этом здесь и здесь), а в адрес Тимушева раздались как слова поддержки со стороны коллег, так и критика за "необдуманное создание невыгодной преюдиции" для всех защитников.