Тема форума
27 июня 2022, 10:13

Cancel culture: борьба за справедливость или дискредитация

Cancel culture: борьба за справедливость или дискредитация
«Кэнселинг», «закэнселили», «отменили» — в последние пару лет эти слова люди слышат едва ли не чаще, чем «санкции» и «пандемия». В 2020–2022 годах в связи с изменениями в обществе из-за коронавируса и специальной военной операции на Украине «культура отмены» расширяет масштабы влияния. Тему cancel culture обсудят участники ПМЮФ. Юристы рассказали нам, как соотносится «культура отмены» с правом и как кэнселинг влияет на защиту интересов граждан и компаний.

Два года назад в разговоре с Лаурой Джугелией о домашнем насилии телеведущая Регина Тодоренко адресовала женщинам вопрос: «А что ты сделала, чтобы он [муж] тебя не бил?» После этого пользователи социальных сетей обвинили звезду в оправдании такой агрессии. С ней разорвали рекламные контракты. Более того, журнал Glamour лишил Тодоренко статуса «Женщина года». А звезде даже пришлось публично извиниться за свое неосторожное высказывание и снять документальный фильм о той проблеме. Доходы, полученные от показов картины, направили в фонд борьбы с домашним насилием.

История телеведущей — яркий пример кэнселинга и его последствий. С одной стороны, женщину затравили в интернете. С другой — в результате она создала популярный фильм о домашнем насилии, который, по данным на конец июня 2022 года, посмотрели более 4,3 млн пользователей. Но сама ситуация все равно ощутимо ударила по ее репутации и работе. 

Еще один пример — случай с экс-руководителем SMM-отдела сети ресторанов «Тануки» Андреем Фрольченковым, который придумал неоднозначный PR-ход. В День всех влюбленных компания сделала рекламу с посылом, что люди, которые съели роллы в их заведениях, не наберут лишний вес в отличие от гостей пиццерий. После этого «Тануки» обвинили в бодишейминге (дискриминация людей, основанная на том, как выглядит их тело. — Прим. ред.). Компания публично попросила прощения у пользователей и гостей.

Вместе с экспертами разбираемся, что такое «культура отмены» и какие цели она преследует.

Cancel culture — социальное явление с правовым подтекстом

«Культура отмены» — публичное порицание человека, бренда или компании за поступок, который не совпадает с общепринятыми ценностями. Говоря о «культуре отмены» в правовом контексте Артур Зурабян, партнер ART DE LEX ART DE LEX Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры: high market) группа Международные судебные разбирательства группа Недвижимость, земля, строительство (консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Санкционное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Банкротство (споры high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (споры) группа Финансовое/Банковское право Профайл компании , отмечает, что в зависимости от выраженной позиции либо принадлежности к той или иной группе она демонстративно ограничивает субъекта в правах. Выражение такой позиции формально не нарушает закон, равно как и принадлежность к той или иной группе не дает оснований для ущемления прав.

По мнению Кирилла Никитина, руководителя дирекции юридической фирмыVEGAS LEX VEGAS LEX Федеральный рейтинг. группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Страховое право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры: high market) группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (консультирование) группа Недвижимость, земля, строительство (консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Экологическое право группа Банкротство (споры high market) группа Интеллектуальная собственность (консультирование) группа Санкционное право Профайл компании , кэнселинг — околоправовое явление. Он поясняет, что цель «отмены» — борьба общества с дискриминацией, несправедливостью и привлечение внимания к социально значимым проблемам. Правда, фактически кэнселинг сегодня — не более чем инструмент борьбы той или иной части общества со своими оппонентами. 

«Культура отмены», скорее, действует там, где отсутствуют основания для правового контроля. Публично обсуждая и дискредитируя действия лиц, общество пытается добиться социальной справедливости, подрыва авторитета «отмененного» лица.

 Кирилл Никитин

Никитин отмечает, что «культура отмены» — это в первую очередь удар по репутации. Он полагает, что публичное общественное порицание может иметь правовую огласку только в случае, если действия «отмененного» лица будут противоправными с точки зрения действующего закона.

Позиции, что кэнселинг — форма остракизма (изгнание неугодного лица. — Прим. ред.), придерживается Рустам Алиев, партнер ALUMNI Partners ALUMNI Partners Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право группа Банкротство (реструктуризация и консультирование) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование (таможенное право) группа Интеллектуальная собственность (консультирование) группа Интеллектуальная собственность (регистрация) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Недвижимость, земля, строительство (консультирование) группа Ритейл, FMCG, общественное питание группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Трудовое и миграционное право группа Фармацевтика и здравоохранение (фармацевтика) группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры: high market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование (валютное регулирование) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Защита персональных данных группа Интеллектуальная собственность (защита прав и судебные споры) группа Комплаенс группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Санкционное право группа Финансовое/Банковское право группа Международные судебные разбирательства Профайл компании

Хотя «культура отмены» — способ привлечь к ответственности, по факту ее могут использовать как средство политической борьбы или травли за высказывания, а не за противоправные поступки.

Рустам Алиев

На то, что не существует юридического определения «культуры отмены», обращает внимание и Виктория Чеснокова, юрист коллегии адвокатов Pen & Paper Она полагает, что цель подобного явления — создать условия для тотальной изоляции человека, допустившего неэтичное поведение. И, как результат, репутационная дискредитация.

«Культура отмены» — это не правовое явление, а форма реакции социума на серьезные общественные и культурные проблемы.

Виктория Чеснокова

Эту реакцию общество в разные периоды выражало по-разному. «Культура отмены» развивалась постепенно.

Развитие «культуры отмены»: мировой опыт

Зурабян объясняет, что «культура отмены» в современном понимании зародилась именно в качестве протеста против соблюдения действовавших норм права. В США темнокожее население во второй половине 1950-х годов стало бойкотировать поездки на общественном транспорте из-за того, что афроамериканку арестовали после того, как она не уступила место белому мужчине в автобусе. Никитин, говоря о кэнселинге в историческом аспекте, вспоминает политику нацистской Германии. 

Deloitte и EY объявили об уходе из России

«Если в Европе и США кэнселинг уже набрал обороты, то в России в современном понимании только зарождается», — полагает Алиев. При этом за последние четыре месяца «культура отмены» коснулась России в целом, когда компании стали массово покидать отечественный рынок. 

По мнению Никитина, в истории нашей страны сегодняшние события — далеко не первая попытка «отмены». Публично осудить и подорвать репутацию России пробовали еще в XV веке. Юрист приводит в пример книгу Сигизмунда Герберштейна «Записки о Московии», где автор отзывался о русских, как «о рабах, которые находят удовольствие в своем рабстве».

В другие исторические периоды элементы подобной «культуры» реализовала и сама Россия. После революции 1917 года фактически отменяли целые сословия, которые лишались большинства, а зачастую вообще всех прав только по признаку принадлежности, констатирует Никитин. Еще один яркий пример советской традиции «отмены» — «десталинизация» и связанные с ней гонения и притеснения только по признаку принадлежности.

«Культура отмены» свойственна и современной России. Как правило, общественному порицанию подвергаются высказывания публичных личностей, которые не соответствуют социальным стандартам, отмечает Никитин. Но в России такое явление больше носит негативную окраску, и государство его никак не поддерживает.

«Культура отмены»: восстановление справедливости или инструмент давления

Человека «отменяют» в первую очередь в медиапространстве. Ситуации, послужившие поводом к кэнселингу, придают огласке в СМИ и обсуждают в соцсетях. Работодатели могут уволить подчиненного, а рекламодатели и партнеры отказаться от сотрудничества с «отмененным» контрагентом.

Под молот «культуры отмены» можно попасть за нарушение поведенческих норм, не возведенных в ранг закона, а принятых с точки зрения морали отдельных членов общества.

Александр Баёв, советник Косенков и Суворов Косенков и Суворов Федеральный рейтинг. группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры: mid market) группа Интеллектуальная собственность (защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (консультирование) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Ритейл, FMCG, общественное питание группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) Профайл компании

В качестве примера он говорит о ситуации с российской сетью магазинов здорового питания. Компания умудрилась обидеть публикацией сначала одну половину покупателей — из числа тех, кому не все равно, а затем, под натиском убрав публикацию с сайта, другую. При этом доводы и тех и других носили спорный характер.

«Люди, требующие «отмены» других людей, целых организаций или памяти о них, всегда категоричны в определении вины «отменяемых», — полагает Баёв.

Эксперт объясняет, что ни о каком разбирательстве, процедуре или процессе и речи не идет. Для признания виновным достаточно устного заявления оскорбленного. 

Чеснокова, говоря о действии «культуры отмены» в России, приводит кейс главного редактора издания «Медуза»* Ивана Колпакова. По словам присутствовавших, на вечеринке пьяный Колпаков коснулся одной из коллег со словами: «Ты — единственная на этой вечеринке, кого я могу харассить, и мне за это ничего не будет». Его отстранили от работы на две недели, после чего по решению совета директоров восстановили. Информация вызвала шквал критики со стороны читателей. В итоге через несколько дней работы Колпаков сам принял решение об отставке. Но в марте 2019 года его снова назначили главным редактором издания.

При этом Чеснокова приводит в пример и обратный кейс, когда «культура отмены» не сработала вовсе. Юрист рассматривает открытие ресторана «Хорошая девочка». Концепцию заведения выстроили вокруг образа хорошей девочки с дурными наклонностями. Его агрессивная PR-кампания возмутила пользователей соцсетей. Александра Орлова, владельца ресторана, хоть и обвинили в объективации женщин, но репутационные потери ни ресторатор, ни его детище не понесли.

Суд вынес решение по спору Джонни Деппа и Эмбер Херд

Зурабян упомянул случай с Джонни Деппом и Эмбер Херд, когда бывшие супруги обвиняли друг друга в насилии. «Насколько это следует из публично доступной информации, оба они не были ангелами, оба любили алкоголь и запрещенные вещества, но в итоге вся тяжесть «культуры отмены» досталась именно Деппу, который потерял многомиллиардные контракты», — рассказывает эксперт. 

«Депп выиграл суд, но это не вернет ему потерянные деньги, время и репутацию», — считает Зурабян.

Одним словом, «культура отмены» — социальный феномен. Его автор — общество, а не один правоприменитель в лице госорганов. При этом цель такой «культуры» — в восстановлении справедливости, на что направлены и право, и законы.

Право и «культура отмены» в России

Никитин поясняет, что с точки зрения российского права «культура отмены» не урегулирована. Ст. 29 Конституции гарантирует свободу мысли и слова, запрещает цензуру.

«Поощрение кэнселинга государством узаконило бы цензуру и наказания за мыслепреступления», — считает Никитин.

Юрист обращает внимание, что политика государства, напротив, идет по пути защиты чести и деловой репутации личности и даже предусматривает уголовное преследование за клевету (ст. 128.1 УК). Можно обратиться в суд за компенсацией морального вреда и опровержением порочащих его честь сведений к тому, кто их распространил (ст. 151 ГК). При этом Верховный суд признает порочащими сведения о неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, а еще информацию о недобросовестном ведении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности. «Российская практика не позволяет безосновательно порицать мнения, высказывания и действия лиц, если это не переходит черту правопорядка. Вместе с тем неоправданная клевета преследуется уголовным законом», — замечает Никитин.

С тем, что в российском праве нет норм, позволяющих «отменить» человека, соглашается Зурабян. Он полагает, что их, наверное, быть не должно.

Право общественного мнения на «отмену» человека — маленький шаг если не к суду Линча, то уж точно к разным домкомам, обкомам и прочим революционным трибуналам, основанным отнюдь не на праве.

Артур Зурабян

Такую точку зрения поддерживает и Баёв: «Культура отмены» может существовать только как социальное явление». Эксперт отмечает, что современное право построено на минимизации роли неорганизованной толпы в управлении обществом. А «культура отмены», общественное порицание — путь к анархии, в которой каждый может судить каждого.

* Признана в России иностранным агентом.