Репортаж
26 июня 2024, 21:47

Маркетплейсы: насколько строго их нужно регулировать

Маркетплейсы: насколько строго их нужно регулировать
В первый день Петербургского международного юридического форума эксперты обсудили прошлое и актуальное состояние бурно развивающихся сервисных платформ. Это обосновывает дискуссию об их будущем регулировании. Нужно ли властям сильно вмешиваться в эту сферу и справится ли со всеми задачами ФЗ «О госрегулировании торговой деятельности»? Возможно, поможет специальный отраслевой закон. Большинство специалистов на круглом столе поддержали второй вариант.

Перечисляя аргументы в пользу государственного регулирования деятельности маркетплейсов, Сергей Пузыревский, статс-секретарь — замглавы Федеральной антимонопольной службы, отметил семикратный рост числа предпринимателей, работающих на маркетплейсах: со 100 000 до 700 000 человек за три года. И в первую очередь это предприниматели из секторов малого и среднего бизнеса. Маркетплейсы помогают развивать небольшие проекты, поэтому ФАС не может относиться к этому явлению негативно. Кроме того, значительная часть россиян совершает в течение года хотя бы одну покупку на этих платформах. По данным ФАС, число таких покупателей достигло 88 млн человек в год.

Пузыревский напомнил, что сейчас работа маркетплейсов регулируется, по сути, антимонопольным законодательством. Изначально цифровые платформы опирались на саморегулирование, и оно возымело определенный эффект. «Но его было недостаточно, чтобы дискуссия прекратилась и мы отошли в сторону», — добавил Пузыревский. Кроме того, некоторые платформы забирают рыночную власть и имеют такой оборот, что к ним уже предъявляют антимонопольные требования. Некоторые маркетплейсы, получая предупреждение от ФАС, учитывают замечания службы и устраняют нарушения. «Но достаточно ли этого для регулирования? Большой вопрос», — отвечает Пузыревский. Он пришел к выводу: «регуляторика» должна быть, возможно, в виде специального закона. Но зарегулировать сферу и, как следствие, лишиться ее — это тоже опасно, добавил замглавы ФАС.

По словам Сергея Лисовского, зампредседателя комитета Госдумы по защите конкуренции, сейчас маркетплейсы ведут себя достаточно корректно, в отличие от того, как раньше выстраивалась работа с торговыми сетями. При этом они сами понимают, что без госрегулирования не обойтись. «Правительство тоже не может смотреть на это безучастно», — отметил Лисовский. Кроме того, сами маркетплейсы уже не возражают нести ответственность за качество товара перед потребителями. «Мы просто электронные информаторы» — такой подход, говорит депутат, нужно менять, как это в итоге случилось с агрегаторами такси.

Картель на маркетплейсах и анализ закупок по-новому: антимонопольные итоги мая

Говоря о формате регулирования маркетплейсов, Лисовский констатирует: парламент многолик, а потому подходы к регулированию могут быть разными. Кабмин, по его словам, не хочет, чтобы Госдума ограничивала развитие площадок, разве что для защиты интересов потребителя и государства. По оценкам эксперта, еще в прошлом году можно было внести инициативу о регулировании маркетплейсов на рассмотрение депутатов, но пока этого не произошло. Лисовский напомнил о еще двух законопроектах, которые могут быть полезными в вопросе регулирования цифровых площадок: № 568223-8 и № 445923-8. Они достаточно проработаны, но пока все-таки не готовы к принятию, признает Лисовский. В конечном счете закон принимать нужно, поскольку такое безудержное развитие маркетплейсов опасно, считает он. 

Петр Шелищ, председатель Общероссийского союза общественных объединений «Союз потребителей РФ», считает, что маркетплейсы нельзя перегружать требованиями. По его мнению, принятие отдельного закона не требуется: достаточно включить в закон «О торговой деятельности» поправку о том, что правительство утверждает правила взаимодействия продавцов и агрегаторов.

Сергей Беляков, управляющий директор Ozon, напомнил: прежде чем обсуждать новое регулирование, сначала нужно следовать существующему.

Меня беспокоит ярко выраженный крен в сторону правового нигилизма и юридической вульгарности.

Сергей Беляков, управляющий директор Ozon

Конечно же, говорит Беляков, деятельность цифровых платформ — это торговля. Он поясняет: «Госдума напринимала законы, которые Совфед одобрял, которые президент подписывал, которые прошли все стадии три чтения в нижней палате, в которых четко написано, что такое торговая деятельность». При этом иногда к маркетплейсам предъявляют претензии из-за ограничений их деятельности, установленных непосредственно в законе. «Такое легкомысленное отношение к писаной норме права ни к чему хорошему не приводит», — предупреждает управляющий директор Ozon.

Говоря о выборе подхода к регулированию маркетплейсов, Беляков отметил, что всегда был сторонником развития саморегулирования, но не выступал за замену им закона. «Это инструмент для компаний, которые могут сдерживать агрессивные практики поведения. Если ты успешен в саморегулировании, у государства меньше аргументов и причин вторгаться в деятельность», — объясняет эксперт. Но с учетом количества игроков на рынке его уже, очевидно, недостаточно. Беляков, как «принципиальный противник» оценки качества регулирования по критерию жесткости, считает, что сначала нужно ответить на вопрос о том, какая цель у этого регулирования. «У нас же этот диалог только-только начался, когда законодательная инициатива уже появилась», — резюмировал эксперт.

Налоги для маркетплейсов

О специфике налогообложения маркетплейсов рассказала Марина Белякова, партнер, руководитель группы по оказанию налоговых услуг компаниям ТЭК в России группы компаний Б1 – Консалт Б1 – Консалт Федеральный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование (таможенное право) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Налоговое консультирование и споры (консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры: mid market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Фармацевтика и здравоохранение (фармацевтика) группа Финансовое/Банковское право группа Антимонопольное право группа Природные ресурсы/Энергетика группа Санкционное право группа Трудовое и миграционное право группа Недвижимость, земля, строительство (консультирование) группа Частный капитал 8место По выручке на юриста 11место По количеству юристов 12место По выручке В частности, она поделилась, как облагают налогом ретейл и маркетплейсы. В стандартном ретейле компания закупает товар, перепродает его и платит НДС по стандартным, достаточно высоким ставкам. С маркетплейсами ситуация другая: в некотором смысле это агент, а товар продает «небольшой» продавец, который работает на УСН и не платит НДС. И там и здесь условный потребитель купил товар, но в одном случае с НДС, в другом — без него, резюмирует Белякова. Это происходит потому, что используются разные бизнес-модели.

Один из вариантов — возлагать НДС на этих «небольших» продавцов, но тогда возникнет вопрос: кто из продавцов захочет продавать через платформу? «Мне кажется, это не совсем справедливо, выбирать этот НДС-ный арбитраж», — полагает Белякова. В завершение она напомнила, что с 2025 года УСН адаптируется и НДС все-таки вводится, но по меньшим ставкам: 5–7% против базовых 20%. Сближать же еще больше — это «влезать с налоговым инструментом в вопросы конкуренции», то есть то же самое, что спрашивать: «Почему нефтянка платит больше налогов, чем банки?» Разные отрасли платят по-разному, поскольку речь идет о разных бизнес-моделях и, как следствие, о разных государственных изъятиях, заключила эксперт.