Репортаж
26 июня 2024, 23:04

Единые стандарты и новые формы юрлиц: будущее адвокатской монополии

Единые стандарты и новые формы юрлиц: будущее адвокатской монополии
В прошлом году на полях XI Петербургского международного юридического форума эксперты обсуждали, как закрыть доступ к сфере судебного представительства лицам без достаточной квалификации. В итоге были выработаны основные концептуальные подходы, которые обсудили уже на XII ПМЮФ. Эксперты подтвердили приверженность идее введения адвокатской монополии и объяснили, почему всем — и корпоративным юристам, и гражданам, и государству — от этого будет только лучше. Но все же в концепции судебного представительства урегулированы не все вопросы.

Монополию на судебное представительство нужно передать адвокатуре, потому что у нее уже есть инфраструктура в каждом регионе, а еще контроль со стороны и Федеральной палаты адвокатов, и Минюста. Такого мнения придерживается Максим Бесхмельницын, замминистра юстиции. «Пока идем к тому, что судебное представительство нам необходимо, потому что востребованность растет, мошеннических действий все еще достаточно много», — констатировал чиновник. 

Если говорить о введении адвокатской монополии, нужно предусмотреть комфортный переходный период. В числе других мер, которые обеспечат интеграцию адвокатуры, эксперт назвал введение новых форм адвокатских образований, трудовых договоров для адвокатов, обеспечение участия в закупках и оптимизацию налогов. Минюст при этом выступит регулятором оказания юридических услуг, а ФПА будет формировать единую политику и корпоративную практику, указывает Бесхмельницын.

Проблема профессионализации судебного представительства обсуждается не первое десятилетие, говорит судья Верховного суда Михаил Кротов. По его словам, все началось с того, что в уголовный и гражданский процесс привнесли понятие состязательности. И с этого момента активизировался вопрос о грамотности судебного представителя. Кротов привел частый пример из собственной практики: гражданин не заявил о пропуске срока исковой давности в первой инстанции — забыл или не знал о такой возможности. В апелляции это делать уже поздно, в кассации — тем более, а в первой инстанции он посчитал, что и сам справится, без представителя. Причины подобных проблем, по мнению Кротова, кроются в том, что до сих пор у многих граждан еще советское представление о суде, когда судья помогал заявителям даже составить иск. 

«Рецидивы подобного рода попадаются», — констатирует Кротов. Он напомнил, что попытки граждан самим что-то решать без квалифицированной помощи опасны. «Все забывают, что это все тоже искусство, это тоже профессия, это требует определенной подготовки. И просто так это делать не надо, иначе можно проиграть все и вся», — предупреждает судья.

Говоря об адвокатской монополии, Кротов поднял важный вопрос.

Я не против, я за. Но с чем мы сталкиваемся? У нас среди участников процесса, кроме представителей, есть сами участники. А к ним никаких профессиональных требований мы предъявить не можем. И здесь вопрос: а как тогда помогать им? Мы не можем внести в процессуальный кодекс условие о том, что любое лицо, которое хочет себя защищать, не имеет на это права. И тогда вопрос для нас, как для судей: как завести профессиональный разговор?

Михаил Кротов, судья Верховного суда 

Кротов назвал еще одну проблему: отсутствие требований к практике выпускника юридического вуза. «Часто ли наличие диплома говорит о том, что представитель готов участвовать в процессе? Ответ очевиден», — резюмирует судья. Здесь же он упомянул и вопрос допуска к профессии. Так, почти во всех сферах есть профессиональные экзамены: судейский, прокурорский, адвокатский, нотариальный. Поэтому адвокатура в этом плане более подготовлена, здесь действует определенный стандарт, говорит Кротов. Но все-таки наличие диплома не говорит о качестве образования, а вопрос доверия к представителю и оценки качества его работы требует определенной квалификационной оценки сообщества, говорит судья.

Он отметил еще одну сложность: если среди судей есть понимание профессионализации, то в депутатском корпусе она пока не слишком понимается. Так, недавно принятые поправки исключили требование о наличии диплома для участия в мировой юстиции первой инстанции. В этом вопросе законодатель не поддержал ВС. «Поэтому вопрос в том, что еще общество нужно убеждать и искать варианты содействия гражданам», — подытожил Кротов и призвал к «сближению и поиску какого-то адекватного компромисса» в вопросе введения адвокатской монополии.

«Мы не сможем переломить ситуацию»: эксперты о преследовании адвокатов

«Если не монополия, то вопрос о юридическом образовании точно нужно обсуждать», — говорит Кирилл Онищенко, помощник заместителя председателя правительства — руководителя аппарата. Так, важно понимать, как подтверждать навыки для представительства интересов в суде. Андрей Тузов, старший преподаватель кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета СПбГУ, обратил внимание, что в концепции судебного представительства не предусмотрена ответственность за нарушение монополизации. «Мы профессионализируем судебное представительство, но ответственности нет», — отметил эксперт. Но этот, как и другие неурегулированные вопросы, нужно решать поступательно. 

Мы уже получили хороший урок, когда иностранные фирмы в одночасье ушли с рынка, побросали российских клиентов, их защиту в международных судах и сопровождение крупных сделок, говорит Сергей Пепеляев, управляющий партнер юридической компании Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг. группа Банкротство (реструктуризация и консультирование) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование (валютное регулирование) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование (таможенное право) группа Интеллектуальная собственность (консультирование) группа Интеллектуальная собственность (регистрация) группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Трудовое и миграционное право группа Цифровая экономика группа Экологическое право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры: high market) группа Банкротство (споры mid market) группа Интеллектуальная собственность (защита прав и судебные споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Недвижимость, земля, строительство (консультирование) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Фармацевтика и здравоохранение (фармацевтика) группа Финансовое/Банковское право группа Защита персональных данных группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право Поэтому главная задача сейчас — это развитие инфраструктуры современной экономики.

Один из важных моментов — новые современные инструменты, которые позволят преодолеть организационную архаику. И адвокатская фирма — это как раз такой инструмент, требующий достаточно тонкой настройки и тонкого регулирования.

Сергей Пепеляев, управляющий партнер юридической компании Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг. группа Банкротство (реструктуризация и консультирование) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование (валютное регулирование) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование (таможенное право) группа Интеллектуальная собственность (консультирование) группа Интеллектуальная собственность (регистрация) группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Трудовое и миграционное право группа Цифровая экономика группа Экологическое право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры: high market) группа Банкротство (споры mid market) группа Интеллектуальная собственность (защита прав и судебные споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Недвижимость, земля, строительство (консультирование) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Фармацевтика и здравоохранение (фармацевтика) группа Финансовое/Банковское право группа Защита персональных данных группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право

Пепеляев перечислил блоки проблем, которые до 1 октября нужно качественно обсудить и решить.

  • Кому может принадлежать адвокатская фирма: либо только адвокатам, либо и другим лицам при условии 51% контрольного пакета у адвокатов. Важно понять, кто эти другие лица. 
  • В какой правовой форме может создаваться адвокатская фирма: в любой, ООО либо в новой, неизвестной пока ГК гражданско-правовой форме специально для рынка профессиональных услуг.
  • Менеджмент адвокатской фирмы. Кто будет ее гендиректором — адвокат либо профессиональный управленец?
  • Отношения с адвокатами будут регулироваться трудовым договором либо договором адвокатской контрактации? 
  • Формы вовлечения адвокатов-акционеров в производственную деятельность. Они смогут получать только дивиденды либо и зарплату тоже? Эксперт допустил создание новой формы юрлица, предназначенного для оказания профессиональных услуг, по типу LLC — налогово-прозрачной формы, давно зарекомендовавшей себя в мире.
  • НДС на правовые услуги бизнесу. Сейчас адвокатские услуги освобождены от него, но это, считает Пепеляев, не лучшее решение: в бизнес-среде оно будет приводить к убыткам для адвокатских фирм.
  • Трансформация фирмы.

Светлана Володина, президент Федеральной палаты адвокатов, уверена: участников дискуссии уже не нужно убеждать в необходимости введения адвокатской монополии.

Что же я буду в 25-й раз убеждать вас в том, с чем вы и так согласны?

Светлана Володина, президент ФПА

Дальше Володина прокомментировала вопросы, которые возникали у спикеров при обсуждении реформы судебного представительства. Так, она предположила, что должны быть категории лиц, которые «никогда не придут в профессию». Еще глава ФПА напомнила, что адвокатура работает по единым стандартам, а принимают в эту профессию на основании экзамена с общим перечнем вопросов для всех претендентов. В ответ на сомнение в том, что адвокатура сможет принять сразу так много новых членов, докладчик напомнила о ранее звучавшем предложении ввести переходный период. Еще она заверила, что при принятии экзамена предусмотрят возможность апелляционного обжалования и аудиофиксирование, чтобы можно было достовернее определять квалификацию претендента. Кроме того, в случае введения адвокатской монополии предусмотрят единый вступительный взнос.

В завершение дискуссии министр юстиции Константин Чуйченко отметил, что панельная дискуссия показалась ему «в хорошем смысле скучной», так как это был разговор единомышленников, которые готовы двигаться в одном направлении.